РУСЬ ВЕДИЧЕСКАЯ ВСЕЯСВЕТНАЯ ГРАМОТА НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ
РЕДКИЕ КНИГИ СТАРЫЕ КАРТЫ ГЛАВНАЯ Х-ФАЙЛЫ
Стр.84

       ТРОПОЮ ЧЁРНОЙ РЫСИ
       Андреев Владимир Владимирович


           В 1971 году, будучи слушателем 3-го курса Ленинградской Военной инженерной Краснознаменной академии им. Л. Ф. Можайского, я просматривал в одной из городских библиотек дореволюционные журналы и меня заинтересовала очень любопытная статья статья. В то время я и предположить не мог, что через несколько лет состоится знакомство с человеком, который поведает мне в общих чертах о системе, которую практиковали Славяне на протяжении многих веков.
           Система называлась «Черная Рысь». И вот, что удивительно: даже в наши дни, когда мы знаем о различных восточных лечебно-оздоровительных и боевых си¬стемах, в западных школах бо-евых искусств, о системе «Черной Рыси» не знает практически никто. Я разговаривал со многими специалистами в области боевых систем, но те только удивленно пожимали плечами.
           Что же эта за таинственная система, о которой даже слухи не ходят? А ведь ещё два столетия назад она была достоянием многих, и владели ею, в основном, женщины в отдаленных и глухих поселениях. Мифы и легенды складывали про них, про таинственных Славянских и Арийских красавиц, сравнивая их с лесной дикой кошкой цвета черного. Длительный поиск первоисточников и встречи с редкими хранителями Славянских боевых искусств, которые не спешили раскрывать забытые тайны, принёс определенные результаты. Удалось выяснить, что школа «Черной Рыси» существовала, но она была лишь небольшой частью какой-то целостной Старославянской системы, следы которой, к великому сожалению и стыду, утеряны.
            Да, мы готовы поклоняться иноземным боевым искусствам, рядиться в их одежды, как попугаи заучивать абсолютно несвойственные нам команды и при этом глумливо рассуждать о том, что, дескать, на Руси все сводилось к пьяной драке - стенка на стенку. Нет, господа хорошие, ничего подобного! Было на Руси такое, что и не снилось вам!
            Я твердо уверен, придет время, и мы, как из старых бабушкиных сундуков достанем то, что приведёт в изумление и трепет очень многих. Я не писатель и мне трудно рассказать читателям о “Черной Рыси” красиво и увлекательно. Дело исследователя искать и воссоздать то, что утеряно. И мне это удалось.
            Создавая свою систему СПРУТ - систему программированного управления телом, я понял, почему именно женщины осваивали «Черную Рысь». Да потому, что в ней изначально был заложен механизм подготовки женского организма к будущему материнству. Была разработана система укладок тела, выполняя которые можно было в дальнейшем избежать формирования родовых травм, той или иной степени тяжести, а если травмы все же случалась, то, применяя те же укладки, их оперативно устраняли. Я слышал об этих таинственных укладках не раз, но что они из себя представляли, никто не знал. Создавая свой СПРУТ, я разгадал эту загадку. В основе всех оздоровительных укладок тела будущей женщины и матери лежала - САСТИКА.
            Один из разделов СПРУТа я так и назвал: свастикообразные программируемые укладки тела. Именно формы укладок по свастикам, как плоскостным,так и объемным, давали великолепные результаты по устранению родовых травм. Кстати, при том или ином повреждении позвоночника эти укладки в сочетании с определёнными движениями, дают очень даже неплохие оздоровительные результаты, но только при грамотном их исполнении. Здесь дилетантство неуместно. Расплатой за него может быть ещё более серьезная травма. Итак, первый раздел «Черной Рыси» практически полностью реконструирован. Он содержит в себе более 100 свастикообразных укладок тела, которые комбинируются определенным образом с учётом возраста, патологии и т.д.
            В системе СПРУТ есть особый раздел по прикладной биомеханике с применением специальных укладок тела на основе сложных свастик, но это тема отдельного разговора. Кроме биомеханических укладок, которые занимали ведущее место в системе «Черной Рыси», наши Славянские праматери владели грозным и невидимым оружием, о котором также говорилось в той дореволюционной статье. О нём же упоминали редкие специалисты по истории Старославянских боевых и лечебно-оздоровительных систем. Что же это было за оружие, наводившие ужас на чужеземцев?
            Вот как об этом было сказано:... “И когда мужчины уходили на бой ратный, были спокойны они за оставшихся жен своих и детей и стариков. А если кто непрошенный входил и разбой учинял, возмездие было неотвратимо: сколько пришло, стольких и вынесли. Никаких рваных ран, никаких ядов, никакой крови. Как им это удавалось, не знал никто. “Черная Рысь” никогда не оставляла следов и тайна сия не разгадана и поныне. Но и лечили они тоже лучше всех, и свет, и добро, и любовь несли Роду своему. И гордились ими мужчины по праву, и знали, что нет на Земле лучших женщин, чем они”...
            Итак, можно сделать вывод, что наши праматери владели искусством воздействия на биологически активные точки или зоны тела и знали, когда и как применять это грозное оружие против врагов Рода своего, а также оказывать сородичам помощь в исцелении ран и недугов. Многое умели и многое знали наши мудрые Славянские красавицы.
            В системе СПРУТ этому посвящен целый раздел, который называется “система программированного управления точками”. Эти точки расположены на отрезках конечностей от кистей до локтевых и от ступней до коленных суставов. На Востоке эти точки известны, как точки Пяти первоэлементов, но алгоритм воздействия на них полностью отличается от ныне существующего.
            А вот теперь скажите, если бы наши девушки в совершенстве владели бы этим знанием, рискнул бы кто-нибудь обидеть их или, тем более, покуситься на их честь и достоинство? Вряд ли. Хамы и наглецы перевелись бы очень быстро.
            И еще в системе “Черной Рыси” была так называемая гимнастика - танец Рыси, которая великолепно развивала пластику и красоту тела. Вот как об этом говорилось в прочитанном мной дореволюционном тексте: “И владели они искусством обольщения лучше, любой восточной женщины. И глаз не могли оторвать от них мужчины, когда танец Рыси они исполняли, и кругом шла голова и тела наполнялись блаженством”...
            Вот очень краткий рассказ о замечательной и незаслуженно забытой “Черной Рыси”, которая получила своё второе рождение в созданной мною системе СПРУТ, основу которой она и составила.
            Естественно, что к своей работе я приступил с позиции физика. Для начала я сделал схемный вариант расположения этих таинственных точек и разрисовал все связи между ними. т.к. рисунки меридианов или каналов мне не были особенно понятны. И вот тут я обратил внимание, что все командные точки этих основных 12-ти и 8-ми чудесных каналов расположены на дистальных участках нашего тела, т.е. на участках от кончиков пальцев рук до локтевых суставов, и от основания стоп до коленных суставов. Причём, все эти точки - точки расчётного плана, т.е. воздействие на них должны осуществляться в строго рассчитанные временные интервалы. Меня это очень заинтересовало, и ненавистная работа стала приобретать для меня совершенно иной смысл. Перед глазами ясно встала картина многолетней давности. Девушка, ее чарующий танец и слова старика о том, что все удары наносятся только по конечностям. Я попытался выяснить у медиков (специалистов по рефлексотерапии) почему важнейшие точки иглоукалывания расположены именно здесь, а не на других, более важных участках тела. Мне давали разные уклончивые ответы, что-то об анатомической привязке, о нервных окончаниях и т.д. В итоге я понял, что они сами не только этого не знают, но даже и не задумывались об этом. Все ограничивались тем, что существует топография расположения точек, есть рецептурный справочник на какие из них воздействовать при тех или иных заболеваниях, и этого для них было вполне достаточно. Но меня это уже не устраивало. Я хотел узнать тайну танца «Черной Рыси». Я интуитивно чувствовал, что разгадка кроется где-то здесь. Пусть на Руси не называли всё это биологически активными точками, но почему они все же расположены именно на конечностях, и почему такие неприятные последствия возникают после воздействий именно на них?
            Ответ пришел, как всегда, неожиданно. Не буду утомлять читателя, особенно неподготовленного. Просто возьмите линейку и замерьте расстояние от кончиков пальцев рук до ваших локтевых суставов, а потом то же самое проделайте с ногами: замерьте расстояние от основания стоп до коленных суставов. И там и там будет одинаковая величина! А равна эта величина будет ровно четверти вашего роста. Значит, с точки зрения физики и радиотехники, наши с вами конечности - это четвертъ-волновые отрезки и, следовательно, они могут вполне выполнять роль нелинейных автономных колебательных контуров. А это значит, что если представить человека, как биологически активный контур, то его «волновые» характеристики будут привязаны к его росту и тогда наши конечности...
            Всё сразу стало на свои места. И на Востоке, и у нас на Руси прекрасно знали об этом, только называли всё это по другому. Теперь и сам прибор для электропунктуры можно делать с учетом всех этих знаний. Но это для меня была уже второстепенная задача. Главное - танец. Теперь все его движения я рассматривал через призму своей догадки. К этому времени я уже работал над реконструкцией таинственных старославянских свастичных укладок тела. Я еще не знал, но мог предположить, куда и когда наши славянские красавицы могли наносить свои удары по врагу. Так была заложена основа для будущего «СПРУТа» и этой основой стала система «Черной Рыси». Дальнейшие исследования показали, что биологически активный контур человека содержит в своем составе 12 «лидирующих систем», десять из которых являются базовыми,т.е. имеют открытые точки связи, как между собой, так и с окружающим пространством. Как сказали бы сегодня, именно они осуществляют, как внешний, так и внутренний энергоинформациоиный обмен. Отсюда следует, что наши конечности, выполняя роль автономных колебательных систем, служат для отстройки всего биологически активного контура организма. А вот биологически активные точки, известные на Востоке как точки пяти первоэлементов, или биологически активные зоны, известные на Руси и располагающиеся на наших конечностях, являются сверхчувствительными датчиками и «кнопками» управления одновременно. Воздействием на них мы можем как сбалансировать, так и разбалансировать наш биологически активный контур, со всеми вытекающими как положительными последствиями (при лечении),так и отрицательными (при боевом контакте).
            Было выяснено и то: как происходит отстройка контура, если у человека отсутствует одна или более конечностей. Но оставался открытым ещё один немаловажный вопрос. Для нанесения боевого воздействия по зонам танец, вроде бы, был и не нужен. Но именно на него обращали внимание хранители старославянской системы. Значит ключ был всё-таки в нём. Тогда, как же наши женщины его использовали? Я могу предложить только свою гипотезу, но не более. Если враг входил в селение, когда там не было мужчин, то для того, чтобы не подвергать опасности жизни своих детей и стариков, женщины применяли скрытую изощрённую методику, которая шлифовалась столетиями. Любое прямое боевое столкновение могло привести к непредсказуемым результатам. Позволить себе такое они не могли. Не могли они применять и яды. Эту же пищу и воду давали и детям. Не могли они, пусть даже и в танце, наносить удары. Это тоже вызвало бы подозрение и ответную агрессию. Оставалось только одно, и этим одним было обольщение. Как птица имитирует сломанное крыло, чтобы увести хищника от гнезда, так и славянские женщины, жертвуя в чем-то собой, выносили приговор незадачливым сластолюбцам. Причем приговор окончательный и никакому обжалованию не подлежащий. Хотя, по правде говоря, жаловаться после этого танца, было уже и некому.
            Для врага этот танец был грозным и невидимым оружием, когда под видом мягкого, а не ударного воздействия, шла сильнейшая обработка его биологически активных зон. Причём каждая зона была жестко привязана к определённому времени воздействия. И ещё один очень мощный фактор присутствовал в этом танце. Уже гораздо позже, после создания установки по замеру резонансно-волновых характеристик общего биологического контура, я понял это. Оказывается, изменяя в этом красивейшем танце форму своего тела, наши славянские красавицы, тем самым, меняли резонансно-волновые характеристики своего биологически активного контура! А распустившие сладострастные слюни супостаты и подумать не могли, что их собственные системы начинали работать по несвойственным им «волновым» структурам, которые были им, подобно вирусу, «навязаны извне». Всё это вместе и могло приводить к тем печальным последствиям, о которых скупо повествуют легенды. Если же в процессе всего этого употреблялись спиртные напитки да ещё и русская банька, то враги даже не успевали понять, что же с ними такое сотворили.
            Есть и ещё некоторые ключевые моменты в танце «Чёрной Рыси», но это не тема для журнального варианта. А вот в лечебной практике применение танца было обязательным. Женщина, начиная исполнять его, всё ближе и ближе «наплывала» на любимого, вызывая у него сильнейшую страсть и желание. И именно на этой фазе, буквально накрывая его своим телом, она оказывала воздействие на те точки или зоны, которые в этот момент были открыты. А желания и страсть мужчины, которые умелая и любящая женщина поднимала на самую высокую ступень чувственного восприятия, были теми сигналами активации, которые запускали его резонансно-волновые структуры. Тем самым шла отстройка и балансировка его биологически активного контура. А, следовательно, быстро затягивались раны или исчезали признаки того или иного заболевания. Танец «Чёрной Рыси»: танец любви или танец возмездия - это тот неиссякаемый источник Славяно-Арийской Мудрости и Красоты, из которого каждая наша женщина может черпать все, что она пожелает. Я очень счастлив, что мне не только удалось прикоснуться к нему, но и раскрыть его тайну.

            УДАР «ЧЁРНОЙ РЫСИ»

            Боль в руке, чуть выше запястья была настолько резкой и жгучей, что я в начале даже не смог понять, что же произошло. Еще мгновение назад девушка находилась от меня метрах в трех. и вот её глаза были буквально перед моим лицом. В следующий момент она изогнувшись как кошка, обвила мое тело своими тонкими руками, и я в мгновение ока оказался распластанным на земле. Все это произошло настолько быстро, что я вновь не успел ничего пo-нять и только сильная боль под коленом вернула меня к действительности. Я был беспомощен и жалок.
            Годы учебы в военной академии, занятия спортом, включая самбо и спецподготовку - всё это оказалось ровным счетом ничего не значащим. Какая-то худенькая и слабенькая, на первый взгляд, девушка преподала мне за короткий промежуток времени неведомый доселе урок. Я уже мысленно пожалел о том. что согласился на этот, как мне казалось вначале, неравный поединок, и у спокаивал себя тем, что я и не собирался ничего предпринимать, так как бой с женщиной (старик сказал, что это будет именно бой, а не тренировка) не соответствовал моим внутренним установкам. Женщина в тогдашних моих представлениях, должна быть хрупким и слабым созданием, но уж никак не бойцом. Такой в обшем-то она и показалась мне на мой первый и неискушенный взгляд. Я и предположить не мог, что за всей этой нежностью и красотой скрыта такая сила. Вот уж прав был поэт, когда сказал: «Сила силе доказала: сила силе - не ровня! Есть металл - прочней металла, есть огонь - страшней огня»!
            Теперь, по прошествии почти тридцати лет с того поединка я понимаю, что у меня не было никаких шансов выйти из него победителем. Девушка стояла надо мной и весело смеялась. Ее зубы сверкали молочной белизной, а ямочки на щеках притягивали к себе, как магнит.
            К действительности меня вернул голос старца, который велел мне подыматься, так как я и так уж залежался. Я нехотя поднялся, потирая то руку, то под коленом. Боли как таковой уже не было, но ощущение чего-то давящего и неприятного оставалось. Девушка подошла ко мне, обняла и её руки заскользили вдоль моего позвоночника. Пальцы мягко обрабатывали какие-то зоны. От её тела и волос исходил ду рманящий запах трав. Мне хотелось, чтобы эти мгновения никогда не кончались. Это была сказка: ночь, костер, поляна и юная красавица, словно сошедшая с полотен русских художников. Время словно остановилось для меня, я чувствовал, что как будто проваливаюсь куда-то. Это ощущение было непередаваемо и несравнимо ни с чем. Сколько оно длилось я не знаю, только вдруг я почу вствовал, как девушка каким-то неуловимым движением сбросила мои руки со своих плеч и, словно по спирали, соскользнула вниз и в сторону.
            Я постепенно приходил в себя. Все вокруг меня словно преобразилось. Ночная прохлада была напоена ароматом трав и еще чем-то неуловимым. А ночные краски? Кто сказал, что ночью все кошки серы? Ничего подобного! Мы просто не умеем различать ночные краски или не хотим! А ведь на самом деле они куда более насыщенны и таинственны, чем дневные. Они возвращают нас в детство, они несут в себе что-то сказочное и неповторимое. А еще - огромная и полная Луна. Да, жаль что я не художник, это была бы поистине великолепная картина!
            В теле ощущался легкий озноб, и я с удовольствием принял из рук красавицы стакан горячего, ароматного чая. пропахшего дымом костра. Старик смотрел на меня с легкой усмешкой, неспешно отхлебывая свой чай и явно ждал, когда я начну задавать вопросы. Я же мучительно думал, о чем его спросить? О том, как хрупкая девушка в мгновение ока распластала меня на земле, говорить не имело смысла. Я прекрасно понимал, что против меня была применена неизвестная мне, да думаю и многим, виртуозная техника, отшлифованная до совершенства. Тогда о чем же? Я все-таки решился и спросил: «Почему девушка обняла меня? Что означало её поведение?» Естественно, я не строил никаких иллюзий насчет флирта. Но что это было?
            «Я думал, что этот вопрос ты задашь вторым» - немного помолчав, ответил старик. «Но раз ты спросил об этом в начале, попробую объяснить тебе и то, о чём ты промолчал, и то, о чём ты все-таки спросил». «Она, - он кивнул на девушку, не называя её по имени, - показала тебе удар «Черной Рыси». Даже в старину немногие владели этим знанием, а сейчас им владеют единицы. Я последний, кому они были переданы, а моя внучка одна из тех, кто принял это ведение. Вижу - ты удивлен тем, что услышал, но это от неведения».
            Старик задумчиво посмотрел на костер. Я переглянулся с девушкой, но она сидела молча. «Наука наша скрытная, тайная. А это - так, внешняя сторона дела», - вновь заговорил старик. «Я уже говорил тебе, что любая явная угроза вызовет ответные действия со стороны врага. Нам это надо? Нет! Цель женщин-берегинь - сохранить себя, своих детей и стариков. Рукопашный бой красив и зрелищен со стороны, но мало полезен и даже опасен в критической ситуации. Ты должен думать, как получить нужный тебе результат: безопасность для себя, стариков и детей, а не красиво махать руками или ногами. Только если ты научишься этому, можешь считать, что познал нашу науку».
            Чем дальше говорил этот странный дед. тем больше вопросов появлялось у меня. Я пытался о чем-то спрашивать, но он словно не слышал меня. У меня создалось впечатление, что он вСл диалог с самим собой, или с кем-то еше. но явно не со мной. За все это время девушка не проронила ни слова, лишь изредка поглядывала то на деда, то на меня.
            В теле ощущалась какая-то легкость и, несмотря на поздний час, спать совсем не хотелось. Дед монотонно о чем-то говорил, но я почти ничего не понимал. Видимо, он понял это и прекратил беседу. Он посмотрел на внучку, сделал ей рукой какой-то знак и пошел от костра в сторону деревни. Мы остались вдвоем и, наконец-то, она заговорила: «Ты не обижайся на него, он вообще редко говорит на эту тему, а особенно с посторонними. Почему он сделал исключение для тебя, мне самой не понятно. Не беда, что ты ничего не понял, значит - не пришло еще время. Дед не стал торопить событий, но уходя - не закрыл пред тобой дверь. А раз так. значит чем-то ты ему приглянулся. Ведь не даром он дал добро показать тебе удар «Черной Рыси». Просто так это не дозволяется. Ты еще не знаешь, что это такое, но уже знаешь, что оно есть. А раз так - пусть пройдут годы, но ты всё одно вернешься к «Черной Рыси».
            «Но почему дед сказал, что удар «Черной Рыси» в бою не эффективен?» - спросил я. «Как это понимать, если я на себе испытал всю его мощь? Допускаю - глупо спрашивать, как ты его сделала. Но как ты смогла мгновенно оказаться предо мной, находясь на расстоянии четырех метров за миг до удара? Ведь я даже не успел отреагировать на твое движение»!
            «Ну, это как раз не самое сложное! Все дело - в искусстве перемещения. На его изучение уходит немного времени. Главное - совсем в другом. О главном тебе и пытался рассказать дедушка, а ты его не понял, но это не его вина. Он был абсолютно прав, когда сказал тебе, что удар «Черной Рыси» в настоящем бою не особенно действинен. И я поясню тебе почему. Раньше люди жили дружно, им не нужно было решать споры с помощью кулаков. На то он и Род, чтобы все решать миром. Это сейчас все озверели. Чуть что, в ход идут кулаки и даже ножи. А тогда нет. Никому бы в голову не пришло поднять руку на своего. Более грязного поступка нельзя было даже и придумать. А раз так, то зачем надо было тратить время на изучение техники ведения боя, когда в этом не было никакой необходимости». - сказала девушка.
            «Но подожди. - прервал я её, а если это были чужие, что тогда»? «Для этого были наши мужчины, именно они выходили на бой с супостатом. Не женское это дело - сечь мечом или засапожником, правильно я говорю»?
            Она с усмешкой посмотрела на меня и продолжала: «А теперь представь, как бы я смогла применить удар «Черной Рыси» против хорошо экипированного воина? Он ведь был бы одет не в спортивный костюм, как ты. Да и был бы он наверняка не один. Значит, моя явная победа нал ним оказала бы всем нам «медвежью услугу». Теперь ты понимаешь, что имел в виду мой дед. когда говорил, что главное - научиться хорошо думать, а не виртуозно махать руками и ногами. Любому оружию рано или поздно можно противопоставить еще более грозное оружие. Так может продолжаться безконечно. Это тупиковый путь - кажущееся могущество. Главная задача - сохранение жизни детей, стариков и нас самих. Дтя этого все средства не только хороши, но и жизненно необходимы. Однако, эти средства нужно было настолько нскусстно замаскировать. чтоб их не только нельзя было раскрыть, но даже помыслить о том. что они применены. Знаешь, в чем заключалась ошибка наших мужчин? Они были сильны и красивы, независимы и горды, но при этом - наивны, как дети! Они признавали только честный бой и никогда не наносили удар в спину, поэтому их можно было легко обмануть. что в конечном итоге и произошло. Они проигрывали там, где проигрывать было никак нельзя. Они защищали нас ценой своих жизней и были уверены в своей правоте. Но нам не нужна была их уверенность в своей правоте, нам нужны были они сами, живые и здоровые, потому что без них мы оказывались в ещё худшем положении.
            Наши витязи отвергали искусство «Черной Рыси», считая ниже своего достоинства постигать его тайну. Они называли его сугубо женским делом. Но воинские доблесть и честь хороши на поле брани, где твою спину прикрывает достойный тебе. Но ответь мне, чего стоят все эти идеалы, когда за твоей спиной беззащитные дети, а витязи-защитники сложили головы в неравном бою с подлым и коварным врагом?»
            Слушая ее. я был поражен - с виду совсем еше девчонка, а рассуждает как умудренная жизненным опытом женщина, в совершенстве владеющая страшным, скрытым оружием, готовая не раздумывая применить его в случае опасности.
            «Но ведь твой дел. - сказал я, - знает это искусство, а он мужчина». Она посмотрела на меня, и вдруг расхохоталась: «Тоже мне сказал - знает! Ведь именно дед сделал все возможное, чтобы «Черная Рысь» сохранилась до наших дней во всей своей красоте и величии. Жаль только, что она больше уже никого не интересует. Молодежь, в основном, уезжает в город, а те кто остаются - спиваются. Цепочка. тянувшаяся из века в век, прервалась. Скоро «Черная Рысь» может превратиться в красивую сказку, но не более».
            «А знаешь, когда мой дед решил постичь эту науку? Во время Гражданской войны он был ранен и пришел в свою деревню. Там были только женщины, дети да старики. В один из дней в деревню ворвалась банда - человек тридцать. Они стали грабить и бесчинствовать. Но кто им мог помешать в этом? Раненый молодой боец, каким в то время был мой дед? Так его женщины самого спрятали в погреб. А через день-другой всё стихло... И опять деревня зажила своей неспешной, размеренной жизнью. Все остались целы и никто ни о чем не говорил. Русские женщины вообще молчаливы по своей натуре. Это сейчас чуть что - крики, визг, да мордобой. А разве раньше мог поднять мужчина руку на свою жену-берегиню, хранительницу домашнего очага, мать своих детей, верную помощницу в продлении Рода своего? Более омерзительного поступка нельзя себе и представить. После этого он не имел бы права называться мужчиной. Но и женщине, коль она без-мудро довела его до такого - грош цена. Если в семье растут дети, будущие мужчины-витязи и жены-берегини, непотребно им видеть такие отношешш отца с матерью! Ничего хорошего от такого воспитания не получится.
            В нашем Роду мужчины не просто любили и уважали своих женщин - они их боготворили, а женщины - отвечали им тем же. Это было гарантией сохранения и приумножения Рода, его прочности и нерушимости. Взаимная верность наших мужчин и женщин никогда никем не ставилась под сомнение.
            Сейчас все совершенно иначе. Плохо это или хорошо - не мне об этом судить. Знаю только одно: если так пойдет и дальше, мы растеряем не только последние крохи Великой народной Культуры, но также Культуры внутренней - Душевной и Духовной. Это уже гораздо страшней! Мне хочется верить, что хоть кому-то удастся, если и не приумножить, то хотя бы сохранить самую малость того, что мы получили в дар от своих Великих Предков. Потому-то в нашем Роду из поколения в поколение как самое большое богатство передавались секреты «Черной Рыси». Наши чистые, светлые помыслы были самым строгим мерилом того, что никто и никогда не использует эти знания во зло. Только когда враг не оставлял нам никакого выбора «Черная Рысь» выпускала свои когти. Но тогда ни о каком милосердии или жалости не могло быть и речи. Враг справедливо получал то, что заслуживал, не больше и не меньше». Она так взглянула на меня, что мне стало не по себе.
            В отблесках костра её глаза светились каким-то огненным светом. Мне на мгновение показалась, что передо мной не красивая девушка, а большая черная кошка, которая изготовилась к своему роковому прыжку Это было так явственно, что я инстинктивно попытался отодвинуться от нее. упав на землю с пенька, на котором сидел. Поднявшись, я в смущении попытался перевести это в шутку, но юная красавица смотрела на меня абсолютно серьезно. Даже намека на улыбку не было в её глазах. Я просто поразился такой внутренней перемене в её повелении и мне ничего не оставалось, как молча смотреть на затухаюший костёр.
            С реки потянуло холодом и меня стало клонить в сон. Вокруг стояла сказочная тишина, и только дрова в костре тихонько потрескивали, изредка освешая небольшое пространство.
            «С кажи, - спросил я тихо. - когда ты обняла меня после удара, это было слелано с какой-то целью?»
            «Конечно. - ответила она. ведь удары были нанесены в определенные точки конечностей. Необходимо было устранить последствия, которые могли бы наступить после них, что я и сделала».
            «А если бы ты этого не сделала, что тогда?» - спросил я. «Тогда ты не задавал бы мне глупых вопросов». - последовал ответ.
            Она поднялась со своего пенька и потянулась. Никогда более я не видел такой пластики и грациозности. Её тело словно повторяло движения огненных языков костра. Она извивалась в только ей известном танце. Незаметным жестом она вырвала ленточку из заплетенной косы, и её космы веером рассыпались по плечам. Это была первозданная красота во всей своей чистоте и великолепии. Я подумал, что именно так славянские женшины встречали своих мужчин после походов. О каких изменах после этого можно было вообще вести речь?
            Утром я проснулся поздно, солнце поднялось достаточно высоко. В избе никого не было. На чистом деревянном столе стояла крынка с парным молоком, мёд, а в плетёном блюдце лежал душистый домашний хлеб, только что вынутый из печи. А ешё на краешке стола лежала тонкая ученическая тетрадка, поверх которой была записка. В ней было всего две строчки: «Рисунки выполнены мной, а пояснения к ним сделаны дедушкой». И был ещё рисунок: большая чёрная кошка с кисточками на ушах, изогнувшись немыслимой дугой в своем отчаянном прыжке наносила когтистой лапой удар по невидимому врагу. Тетрадка и записка, лежащая поверх неё. были перевязаны той самой ленточкой, которую эта таинственная красавица сорвала со своих косм, исполняя при свете костра то ли танец, то ли что-то такое, о чём я до сих пор так и не знаю.

            ВОЗВРАЩЕНИЕ «ЧЁРНОЙ РЫСИ»

            Вот уже почти две недели, изо дня в день, я прихожу сюда в одно и тоже время, чтобы полюбоваться этой рыжей красавицей. Нас разделяет металлический барьер, метр пространства и железная клетка. Народу здесь немного, в основном стоят около клеток с тиграми, львами и прочими экзотическими животными. Но меня интересует именно она, и я прихожу только к ней. Несколько дней, забившись в темный угол клетки, она практически ни на что не реагировала, и вот сегодня впервые обратила на меня своё внимание. Я по привычке облокотился на барьер и, отвернувшись в сторону от ветра, прикурил сигарету, а когда вновь повернулся к клетке, она стояла передо мной во всей своей красоте и величии. Она узнала меня, она меня ждала. Мы стояли и смотрели друг на друга. Голос смотрителя прозвучал настолько неожиданно, что я вздрогнул.
            - Чем же она вас гак заинтересовала? Я наблюдаю за вами несколько дней, и не могу понять, что вы в ней нашли? Коварная и непредсказуемая тварь, готовая в любую секунду пустить в ход свои когти. Видите, что она сделала с моей рукой.
            Он поднял отворот куртки, и я увидел, что через все плечо шел глубокий шрам.
            - Вот так то. Так что пусть её благодушие, с которым она на вас смотрит, не больно вас умиляет.
            - Скажите, - спросил я его, - а может быть, вы её чем-то обидели?
            - Еще чего, тоже мне принцесса, обижаться вздумала. Ну, стукнул несколько раз по пьянке, когда мешала чистить клетку, так и что с того?
            - Понято. А вы никогда не слышали, бывает ли чёрная рысь?
            Он как-то странно посмотрел на меня и. уходя, посоветовал мне съездить в Африку, может быть там я и найду то, что ищу. Еще в начале 70-х. я также задавал этот вопрос тому старику - последнему носителю и хранителю знаний по этой таинственной старославянской системе и также не получил ответа. Возможно в самом названии «Чёрная Рысь» была заложена какая-то метафора, а в действительности этого животного и нет в природе? Я спрашивал у многих настоящих охотников. егерей, лесничих, и везде получал отрицательный ответ. Порой я сам себе задавал вопрос: «А зачем мне всё это надо?»
            Есть такое животное или нет, это ведь по существу ничего не меняло. Главное, что школа «Чёрной Рыси» существовала, и это было главным. Но, как говорил Станиславский, «Театр начинается с вешалки». Следовательно, не зная, почему система носила именно такое название, познать всю её глубину невозможно. На Востоке говорят: «Нет мелочей, есть подробности». Следовательно, уже в самом названии системы, может быть, сокрыт какой-то более глубокий смысл, чем мы предполагаем.
            Вы когда нибуль задумывались над выражением - «Его Величество Случай»? Лично я тогда об этом не думал, пока не раздался тот ночной звонок, и хриплый мужской голос предложил мне встретиться и поговорить по поводу интересующей меня проблемы. На следующий день я пришел в назначенное место, но мой ночной собеседник так и не явился. Он позвонил только через неделю, извинился передо мной и назначил новую встречу. Я почему-то сразу узнал его. Среднего роста, седовласый с удивительно чистым взглядом, который встретишь разве что у детей. Иван Павлович, так звали моего собеседника, был участником Великой Отечественной войны, кавалер многих боевых наград. Он поведал мне удивительную историю, которую я в кратком изложении донесу до вас. Суть ее в следующем.
            У них в стрелковом батальоне воевал один человек - сибиряк, бывший таёжный охотник. Человек недюжинной силы, храбрости и безграничной доброты, он был всеобщим любимцем, не только у рядовых солдат, но и у командиров. Скольким людям он спас жизнь в бою, даже и не считали. Он первым со своим «ручником» подымался в атаку, а в рукопашном бою ему вообще небыло равных. О нем ходили легенды не только в батальоне, но и за его пределами. Но была у него одна странность, которую он особенно и не пытался скрывать от бойцов. Каждый раз перед боем он снимал с себя гимнастёрку, брал в руки чёрный уголёк и раскрашивал им на своём плече наколотый контур какого-то животного. На все вопросы друзей он шутливо отвечал, что это его «оберег» и никакая пуля или осколки снарядов ему не страшны. И ведь действительно, он целым и невредимым выходил из таких ситуаций, где шансов остаться в живых практически не было. А у него - ни царапины! Кто или что оберегало его, никто не знал, и это только усиливало интерес к нему. Но добродушный здоровяк сразу замыкался в себе, когда кто-либо особенно настойчиво докучал ему расспросами. И только в конце войны, в освобождённой Праге, он раскрыл эту тайну своему лучшему другу, моему теперешнему собеседнику. Они сидели в дозоре вдвоём на первом этаже разбитого здания, когда вдруг неожиданно начался миномётный обстрел. Вой падающих мин и свист осколков производили жуткое впечатление. Погибнуть в самом конце войны, пройдя пол-Европы, было бы дичайшей несправедливостью, но грохот разрывов приближался все ближе и ближе. От кирпичной пыли запорошило глаза, невозможно било дышать, на зубах скрипели крошки битого кирпича. «Всё, - подумал Иван, - вот и отвоевался», и в ту же секунду что-то тяжелое и громоздкое навалилось на него сверху. Последнее, что подумал он, перед тем как потерять сознание, что его привалила рухнувшая стена разбитого здания. Когда он пришел в себя, стояла какая-то необычная тишина, и только голос друга, напевавшего себе под нос какую-то песенку, окончательно заставил его поверить в то, что остался жив. Пошевелив руками и ногами, он потихоньку встал на колени, еще не в силах поверить в то, что даже не ранен и только резь в глазах от пыли, да шум в ушах заставили его вспомнить о том, что здесь творилось что-то несусветное.
            - Ну что, очухался? - засмеялся витязь. - Я тебя там не сильно придавил?
            - Так это ты накрыл меня собой? А как же ты сам-то остался цел?
            - А вот она и помогла.
            Он задрал рукав гимнастерки, которая больше походила на «сито» и взору моего собеседника открылась странная картина. Это была средних размеров наколка Рыси, припавшей к земле, но она была черного цвета. Именно это больше всего и поразило моего собеседника.
            - Черная Рысь? Этого не может быть!
            - Может! - сказал друг. - Нам здесь с тобой до вечера сидеть, так что слушай. Я раскрою тебе свою тайну, а уж верить или нет, ты решай сам. До войны я был охотником,таежным охотником, а это что-то, да значит. Тайгу я знал так, как хорошая хозяйка знает свой огород. И эти знания неоднократно спасали мне жизнь. Много чего пришлось повидать, но после одного случая я навсегда выбросил ружьё и дал себе слово больше никогда не стрелять в дикого зверя. В отличие от домашнего, к коим я причисляю и человека, дикий зверь намного умнее и добрее. Так вот, однажды, по ранней осени, я пошел в тайгу только мне одному известными тропами. Глушь непролазная, но и зверья здесь было много. Редкий таежный охотник заходил в эти места. Не знаю почему, но в народе они пользовались дурной славой. Старики не раз предупреждали не забредать сюда. Но парень я был не робкого десятка, да и с дедом своим мы хаживали сюда не раз, так как он тоже, как и я, не особенно-то верил всем этим байкам. Зато охота здесь всегда была отменная. К полудню, притомившись, я сел под большущей лиственницей и, прислонившись к её мощному стволу, слегка задремал.
            Осень в наших краях в этом году была на редкость тёплой и сухой. Что заставило меня проснуться и глянуть вверх, я так до сих пор и не знаю, но то, что я там вверху увидел, заставило меня оцепенеть от ужаса. Буквально метрах в трех от моей головы на толстенной ветке распласталась огромная чёрная кошка с кисточками на ушах. Свесив свои мощные лапы она, казалось, с любопытством рассматривала незнакомое ей существо, то бишь меня. В моей голове все перепуталось от страха. Неужели древние легенды не врали, и передо мной она - царица леса. Неужели Черная Рысь существует? Мне хотелось протереть глаза и убедиться, что это не сон, но внутренний голос предупреждал, что не стоит делать никаких резких движений. «Сиди и жди», - звучало в голове. Ныла спина от неудобного положения, ноги затекли, но я боялся пошевелиться и только краем глаза наблюдал за чёрной красавицей.
            Мой друг на мгновенье прервал свой рассказ и посмотрел на меня.
            - Ты не поверишь, но через какое то время, я вдруг понял, что она не сделает мне ничего плохого.
            - Ну, а что дальше? - нетерпеливо спросил я своего друга. На какое-то время я вообще забыл про войну и недавний минометный обстрел. Мне показалось, что мы находимся не в разрушенном до основания здании, а в глухой сибирской тайге.
            - Дальше, говоришь, ну что же, слушай.
            Мой друг закурил самокрутку и, прикрыв слегка глаза, продолжил.
            - А дальше было вообще непонятно что. Я попытался сесть на корточки, она никак не реагирует, также молча смотрит на меня. Размером она была раза в два крупней обычной рыси, я это определил сразу. Бросил взгляд на ружье, но тут же отказался от этой затеи. Уж кому, как не мне знать реакцию лесной кошки, шансы тут нулевые. В голове билась только одна мысль: «Что делать?» И вообще, сколько может продлиться наше созерцание друг друга? Осенью дни короткие, а ночевать в неподготовленном месте в тайге, да еще в сообществе этой гостьи - перспектива незавидная. «А, была - не была», - подумал я, и стал потихоньку подыматься на ноги. То ли оттого, что они затекли от долгого сидения, а скорей всего от страха - они были словно не мои. «Если она сейчас прыгнет сверху, то конец», - промелькнуло в голове. Я инстинктивно закрыл голову руками и замер. Все было тихо. Не отрывая рук, я медленно поднял голову вверх, и наши взгляды встретились.
            Ты знаешь, я до сих пор не могу забыть это ощущение. И дело здесь даже не в страхе, нет. Объяснить это словами просто невозможно. Это надо испытать самому, и то вряд ли что поймешь. Сколько мы смотрели друг на друга, я не знаю, но она вдрут потянулась, изогнув дугой спину, ну прямо как кошка, и уселась на ветке. Теперь-то я по достоинству оценил ее размеры. Чёрная, как смоль, с мощными лапами, она выпустила свои острые когти и стала драть древесину. На голову мне посыпалась кора. «Все, - подумал я, - конец». И она действительно прыгнула, но прыгнула совсем в другую от меня сторону. Её прыжок был столь молниеносен, что я даже не сумел рассмотреть траекторию её полета в воздухе. Она приземлилась в нескольких метрах от меня как раз на той тропе, по которой я должен был идти после небольшого отдыха. Я ничего не понимал, всё это просто не укладывалась в моей голове. Та тpoпa вела к небольшой избушке, которую мы вместе с дедом срубили пару лет назад, но вот уже около года я туда не наведывался. Ходу до неё отсюда было часа три. Там я думал переночевать, а с утречка приступить к охоте, но лесная царица внесла изменения в мои планы. И тут мой взгляд упал на ружьё. Теперь у меня был реальный шанс - ружье под рукой и заряжено картечью, а Черная Рысь метрах в десяти. Она спокойно сидела на тропе и смотрела на меня, и только когда моя рука потянулась к ружью, она вдруг встала на задние лапы и передними лапами закрыла свою голову. Она в точности повторила то, что делал я несколько минут назад. Это было невероятно. Пинком ноги я отбросил ружьё в кусты и сделал шаг по направлению к ней. Она припала к земле и угрожающе зарычала. Я остановился, потом повернулся к ней спиной и пошел в противоположную сторону. Я понимал, что совершаю большую ошибку, но ничего не мог с собой поделать.
            Каждую секунду я ждал этот страшный удар в спину, но ничего не происходило. Пройдя метров двадцать, я остановился и медленно повернулся. Черная красавица продолжала сидеть на том же месте и смотрела в мою сторону. «Странно, - подумал я. - Она как будто не хочет, чтобы я шел туда. Может быть там котята? Нет, не похоже, она вела бы себя по-другому, это я уж знаю точно. Тогда что?» Я опять пошел ей навстречу, и опять она, прильнув к земле, зарычала на меня. Испытывать судьбу больше не имело смысла. Я поднял вверх руки, прикрыв ладонями лицо и немного так постояв, повернулся и пошел назад. Страха больше не было. Я знал, я чувствовал, что мне ничто не угрожает. Уже перед тем как нырнуть в густой ельник, я еще раз повернулся. Она сидела на том же самом месте, и в лучах заходящего солнца её черная шкура переливалась какими-то чудными оттенками.
            - А дальше, что же было дальше?
            Мой друг свернул новую самокрутку, затянулся и, глядя куда-то мимо меня, глухо сказал:
            - Да ничего не было. Когда, вернувшись, я рассказал об этом, то меня все подняли на смех. Вот так-то.
            Сзади вдруг послышались приглушенные голоса, и мы залегли за кучи сбитым щебнем, но тревога оказалось ложной. Это были наши.
            - Эй, славяне, - услышали мы голос своего командира. - Вы там живы?
            - Живы, командир, живы и даже не ранены.
            - Ну, молодцы ребята. Нам со стороны казалось, что после такого обстрела здесь камня на камне не осталось, а им хоть бы что. Заговоренные вы что ли?
            Я посмотрел на своего друга, но он даже бровью не повел, словно знал, что так и должно было быть.
            Иван Павлович закурил очередную сигарету. Вот уже часа два мы сидим с ним на лавочке в небольшом парке, и я слушаю его удивительный рассказ. Я ни о чём не спрашиваю, и не задаю вопросов, я просто слушаю.
            - А знаете, ведь она действительно спасла ему жизнь, там, в тайге, - вдруг сказал он.
            - Как это? - вырвалось у меня, - ничего не понимаю.
            - Там, на той тропе, в ее самом глухом месте, кто-то установил самострел. Свои это сделать не могли, он это точно знал. Значит это был кто-то чужой. Но кто? Для моего друга это так и осталось загадкой. Но еще большей загадкой для него было поведение царицы леса. С тех пор он никогда больше не брал в руки ружьё, а на все вопросы, почему он, один из самых опытных таёжных охотников, прекратил заниматься охотой, отвечал просто и непонятно: «Приказ пришел». Что он под этим подразумевал - не знал никго.
            - Скажите, - спросил я, - а он не рассказывал вам, встречал ли он ещё в тайге чёрную красавицу?
            - Нет, больше он ничего не говорил на эту тему.
            - Ата наколка? Он сделал её после того случая?
            - Да, но сделал он сс не сам.
            - А кто?
            - Не знаю, он не рассказывал об этом. Сказал только, что ему се сделали и обучили какой-то системе, владея которой можно было, как создавать, так и разрушать. И эта система называлась...
            - Школой Чёрной Рыси? - Я спросил об этом Ивана Павловича просто машинально.
            Он с удивлением глянул на меня.
            - Да! Он, что-то говорил именно об этом. Но откуда вы это знаете?
            - Да ничего я не знаю, - ответил я. - Просто несколько лет назад во Владимирской области, меня познакомили с фрагментами какой-то забытой старославянской системы, которую практиковали наши предки, особенно женщины. И называли они её «Школой Черной Рыси».
            - Интсресно, очень интересно, - теперь уже Иван Павлович с нескрываемым любопытством смотрел на меня. - Так вот почему вы спрашивали у охотников о черной рыси! А я-то думал, с чего бы это вдруг?
            - Иван Павлович, дорогой, ведь наверняка ваш друг показывал вам какие-то элементы системы? А вдруг мы говорим о разных школах?
            - Знаешь что, - он вдруг перешел на «ты», -да-вай-ка отойдем подальше от людских глаз, и я тебе кое-что покажу.
            После первых же движений, я все понял - это была она. Эти же движения составляли костяк танца «Чёрной Рыси». Иван Павлович делал их с такой лёгкостью, словно ему было не 60, а лет 20.
            - Если бы не эта гимнастика, которой меня научил мой друг в конце войны, не известно, что бы со мной сейчас было, - сказал он. - Ведь та тяжелейшая контузия, которую я получил еще под Сталинградом, практически могла превратить меня, в лучшем случае, в инвалида. Врачи сделали все что могли, и низкий им за это поклон. Но полностью излечил меня тогда мой друг. Он каждый день приходил в полевой госпиталь, укладывал меня на пол и...
            - Ну, а дальше, дальше, дорогой вы мои Иван Павлович, что с вами такое делал ваш друг?
            - Да не знаю я, что он там делал, не знаю. Могу сказать только одно, что он начинал работать со мной, когда рядом никого не было.
            - Иван Павлович, а я ведь знаю, что с вами делал ваш друг!
            - Ты. знаешь? Откуда?
            - Он раскладывал вас по свастике. Верно, я говорю?
            Наши глаза встретились.
            - Так ты знаешь...
            - Нет, я не знал вашего друга, и никогда его не видел. В свое время меня заинтересовала обычная журнальная статья. Это был еще дореволюционный журнал. Я учился тогда в Ленинграде, в одной из военных академий. В зтой статье речь шла о забытой старославянской системе, которую когда-то практиковали наши женщины. Потом была та встреча, о которой я вам уже говорил.
            Так вот некоторые движения, которым вас научил ваш фронтовой товарищ и движения в танце, который они называли танцем «Чёрной Рыси» - идентичны. Следовательно, мы с вами ведём речь об одной и той же системе. И теперь мне абсолютно понятно, почему ваш друг скрывал эти знания. Всё дело в этом символе? Да?
            - Ты абсолютно прав. Его забрали, когда наша часть готовилась к демобилизации.
            Не помогло ничто: ни боевые награды, ни ходатайства наших командиров. Всё было напрасно. Несколько раз и меня вызывали в политотдел и в СМЕРШ, все допытывались, что он мне рассказывал, как он меня агитировал и все прочее. Почему они не взяли меня, я не знаю до сих пор. Видимо, что-то там у них не состыковалось, а может конец войны, эйфория от победы, кто его знает. Они все время спрашивали про какую-то тетрадь, но я лично её никогда даже и не видел...
            Мы молча закурили, и каждый думал о своём. Первым нарушил молчание Иван Павлович:
            - А скажи, тебе действительно удалось раскрыть тайну укладок Чёрной Рыси?
            - Этого я не знаю. Я по крупицам пытаюсь воссоздать то, что либо утеряно, либо... Но вы ведь сами прекрасно понимаете, что я не могу с полной уверенностью заявить, что это те же самые укладки. Свою систему я назвал СПРУТом - системой программированного управления телом, и эти укладки стали одним из его базовых разделов.
            - Ты не особенно-то их показывай, не время еще, - он в упор посмотрел на меня.
            - Да вы что. Иван Павлович? Сейчас не 45-ый год, а начало 80-ых, да и когда, по-вашему, наступит то время?
            - Когда придёт приказ.
            Он полез в карман своего пиджака, вытащил небольшой газетный листок, разорвал пару сигарет «Прима» и стал крутить самокрутку, самую настоящую-фронтовую. Его руки почему-то дрожали.
            - Какой приказ?От кого? - Моему удивлению не было предела.
            Но он словно не слышал мой вопрос, он смотрел куда-то вверх и улыбался, и столько доброты и нежности было заложено в этой улыбке, что я был просто озадачен.
            Повернувшись на лавочке, я задрал голову и увидел небольшую чёрную кошку, невесть откуда взявшуюся здесь, которая лежала на ветке и словно наблюдала за нами сверху. Иван Павлович неспешно поднялся с лавочки, и каким-то неуловимым движением сбросил с себя свой пиджак. У меня еще мелькнула мысль, как это ему удалось. Белоснежная рубашка с коротким рукавом открыла передо мной его сильные, словно отлитые из металла руки. Он медленно поднес их к своей голове, словно прикрывая лицо, а потом вскинул их вверх широко раскрытыми ладонями. Я с удивлением смотрел за его действиями. Изогнув дугой спину и несколько раз процарапав ветку своими когтями, кошка чёрной молнией прыгнула ему на ладони. Бережно, словно в его руках было безценное сокровище, он опустил сё на землю, и в тот момент, когда он наклонился, я увидел на его плече эту наколку. Припавшая к земле Чёрная Рысь то ли приготовилась к прыжку, то ли... словно пыталась о чём-то предупредить. Но это был не контурный рисунок, я это понял сразу, она была наколота целиком. Выпрямившись, он не спешно надел свой пиджак, и всё с той же по-детски чистой улыбкой посмотрел на меня.
            - Так вы их всс-таки нашли?...
            - Нашёл и отдал им его тетрадь.
            Он уходил в глубину парка по еле заметной тропинке, уходил даже не попрощавшись со мною, уходил так, словно знал, что эта встреча не последняя... А свои свастикообразные укладки для широкого круга лиц я смог показать впервые только через десять с лишним лет в 1994 году. Видимо - приказ всё-таки пришел...


/Вернуться к содержанию/
вернуться в раздел
Томск счетчик посещений скачать