РУСЬ ВЕДИЧЕСКАЯ ВСЕЯСВЕТНАЯ ГРАМОТА НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ
РЕДКИЕ КНИГИ СТАРЫЕ КАРТЫ ГЛАВНАЯ Х-ФАЙЛЫ
Стр.56

       Из книги «ЛЕГЕНДЫ РОССИЙСКИХ ТАМПЛИЕРОВ»
       Продолжение


32. ПО РАЗРЯДАМ АРЛЕГОВ

            Я возле них. Не вижу, не слышу, но понимаю их мысли тем чувством, которого не было у меня на Земле.
            «Кто старший среди Вас? – спрашиваю. – С ним хотел бы говорить я».
            И ощущаю: меньше стало их, часть из них считает бесполезным разговор со мной. Не хотят меня слушать. Я понял ошибочность мысли моей: понял, что не хотели считать себя старшими ушедшие, и просил остаться для разговора со мной тех, кто не успел уйти.
            Понимаю, что Арлеги около меня. Спрашиваю: «Что может поднять нас до высот неизмеримых, нас, обитателей земель?»
            Духовными очами вижу картины земной и надземной жизни, и все дают один ответ: «Misericordia. Милосердие. Никого не оскорбляй ни словом, ни мыслью, ни малозаметным жестом пренебрежения».
            О чем спрашивать мне этих могучих исполинов? Они не хотят добиваться чего-либо проявлением не духовной силы. Как мало у меня сил духовных, и мощнейшим из них является сострадание. И опять слышу я:
            «Если все получила душа из того, что можно получить на Земле, Лег смерти встает перед человеком. Но бывает, что долго живет человек в земном теле: это значит, что его жизнь нужна людям, или что ему дается время загладить зло, им причиненное. И благо ему, если он перестанет грешить.
            «Если все получила душа из того, что можно получить на Земле, Лег смерти встает перед человеком. Но бывает, что долго живет человек в земном теле: это значит, что его жизнь нужна людям, или что ему дается время загладить зло, им причиненное. И благо ему, если он перестанет грешить.
            Ты спрашиваешь: что означают слова «не грешить»? Не грешить – это значит любить. Что выше любви, хочешь знать ты? Только тот разум, который безусловно повелевает любить, прощать, сострадать, помогать.
            Ты спрашиваешь: почему Михаил говорил с Сатанаилом? Да потому, что не надо ставить себя выше других.
            Ты просишь совета? Противься злому словом и отказывайся хоть чем-либо, в том числе и ничегонеделанием, помогать злу».
            Я вижу молнии мистические. Ощущаю близость Начал. Слышу гром их речей:
            «Совершив жизненный круг своих восхождений, все начинают новое восхождение с несравненно высшей точки, чем прежняя. Дойдя до новых, несоизмеримых с прежними высот, снова, как от отправной точки, начинают сверхдухи новое восхождение совершенствования, и мы не знаем конца этим восхождениям. Конечно, и те спасутся, которые, отдаляясь от Великого, сбились со светлого пути. Все спасутся, даже злые дела творящие. Ты спрашиваешь: почему допускаются злые дела? Да потому, что выше всего свобода. Те, кто во зло употребляет ее, находят на низах духовного развития грубую форму компенсации зла – мученичество, и сами себя осуждают на муки, претерпеваемые в одном из космосов низов».
            Новая перемена, и Силой несказанной веют речи, мной воспринимаемые: «Что за беда, если телом так завязаны твои духовные очи, что ты не видел ими на Земле и не вполне просветленными очами не все видишь здесь. Придет время, спадет повязка, и ты увидишь жизнь высоких сфер. А пока ты слеп, ты можешь закаляться для жизни зрячего. У нас много чувств, вами не постигаемых, как зрение не постигается слепорожденными. Ваших чувств нет у нас: они только в виде слабых отблесков существуют. Но мышление, любовь, сострадание несколько иных аспектов, чем ваши, не чужды нам.
            Мы ясно читаем твои мысли и мысли других духов, если не хотим закрыть их, – это наш разговор. Как представить нас, спрашиваешь ты? Большое количество свойств и чувств создает новое качество наших сущностей. Конечно, мы не похожи на людей, и наши эфирные тела не похожи на астральные. Но что за беда, если, вернувшись на какую-нибудь из земель, ты будешь нас ангелами представлять. Ты спрашиваешь: не на наших ли высотах то, что люди называют Нирваной? Нет. Нирвана тех притягивает, чьи души не вынесли зла и горя мира земель. Нирвана – не ничто. Нирвана – полное успокоение, и многоразличны виды этого успокоения».
            «Над чем господство ваше?»
            «Над всеми, кто знаниями руководствуется. Ты хочешь знать будущее? Смотри».
            «Но неужели нельзя избегнуть того, что я увидел?»
            «Таковым было бы твое будущее, если бы ты не увидел его. Но раз ты его увидел – ты властен изменить его. Оно было бы таковым, если бы ты не познал его, или, познав, не отрекся от него. Но раз ты знаешь будущее – ты можешь сделать то, что изменит его. В твоей власти познать будущее. Если ты предвидишь – карма отходит от тебя. Учись предвидеть, сойдя на Землю и, предвидя, строй свою жизнь».
            «На ту ли Землю возвращусь я, с которой ушел?»
            «Как хочешь: в дому Отца обителей много».
            «Можно ли познать Бога, не очеловечив Его?»
            «Нет».
            «Кто или что такое Феникс, себя из себя творящий?»
            «Человечество».
            Властно звучат новые сообщения: «Иначе, как мистически, нельзя понять, что существуют тела, не подобные твоему телу, например, наши эфирные тела, но это ничего не значит. Инфузория тоже не может постигнуть, что ты существуешь, но ты все-таки существуешь и можешь даже повлиять на ее жизнь. Слепой не может постигнуть цвета и формы, им не осязаемые, но все же существуют цвета и не осязаемые слепыми формы. Если бы на земле жили только одни слепые, они не видели бы и не знали бы, что небо синее, трава зеленая, что блестят луна и солнце. Таковы и Легом не осиянные духовные слепцы. Дикарь и не подозревает, что в его организме живут мириады клеточек, но они живут».
            «Но я не познаю другой жизни!»
            «Что за беда, если в течение одной секунды твоего вечного существования ты не узнаешь других аспектов? Ведь и ребенок не познает себя, как старика. Твоя жизнь на Земле – часть мгновения твоей жизни в мирах. Как некоторые слепые начинают видеть, когда снимаются с их глаз катаракты, так прозревает и душа, когда снимается с нее ее катаракта, то есть тело».
            «Трон, Тебе видно с высоты. Скажи: можно ли защищаться от зла, причинением зла тому, кто делает зло?»
            «Лучшей защитой от зла – делание добра является. Только при прямом нападении можно защищаться насилием, отвечая на нападающее насилие, и только до той поры, пока продолжается насилие. Мучить же, ранить, или убивать лишенного возможности сопротивляться – темное, не рыцарское дело. Для тех, кто к свету стремится, обязательно не делать зло, хотя бы простой неприятности. К строгой, необходимой самозащите необходимо свести зло, причиняемое нападающему. При защите, нежданно и нежеланно для тебя может произойти от твоей руки смерть противника, тебя убить стремящегося. Но нельзя смертью карать, даже смерть нанесшего. Заповедь «не убий» – вне комментария».
            «Если только убив злодея, ребенка смертной мукой мучающего, я могу прекратить это злодеяние, могу ли я убить? Могу ли я убить сумасшедшего, если нет других средств прекратить мучения, причиняемые сильным сумасшедшим слабому человеку?»
            «Зачем спрашиваешь у нас? Твоя совесть каждый раз ответит тебе на такой вопрос».
            Херувимы: «Высоко, высоко поднимаемся мы, когда надо. Мы встречаемся там с Потоком сверкающим, из бесконечностей Великого в дальние бесконечности стремящимся. Все свои силы мы прилагаем к тому, чтобы поновому руслу направить этот Поток, чтобы он земли залил своим ровным, спокойным сиянием. Скромна, не величава, не блестяща задача, направляемого нами Потока, но благодаря ему отойдут от земель темные силы. Даже следы их эманаций смыты будут. Счастьем будет тогда жизнь на Земле, и апофеозом этого счастья будет радостный переход в другой космос, тот переход, который Леги Смерти организуют. Настанет конец власти Темных на землях, и уйдут они из космоса своего, светлым Потоком омытые. Возвратись на Землю и готовь на ней место руслу Потока светлого! О земном заботься лишь настолько, насколько это надо, чтобы жизнь твоя не была страданием и горем. Надо и о земном заботиться для того, чтобы существовало твое тело – вместилище и притяжение души и духа, не готовых еще к тому, чтобы выше подняться. Не огорчайся тем, что и одного слова нельзя сказать о Боге Великом, так как не являются Его определением слова «Великий» и «Бог». Нельзя сказать про Него «Он есть», не заблуждаясь, ибо Он не то, что может «быть»...
            «Многоочитые, скажите, почему не может быть счастливым для человека тот миг, в течение которого он живет на Земле?»
            «Не знаем. Далеко от Великого то несовершенство, которым переполнена ваша жизнь, но это несовершенство от вас же зависит, вами же установлено в тех веках и мирах, в которых вы живете и жили. Великим установлено только то, что это несовершенство длится в сравнении с жизнями – одно мгновение. Наличность этого несовершенства и его следствия, горя, становится невозможной на высших ступенях жизненной лестницы. Разве печалится человек тем, что в возрасте трех лет он упал и ушиб себе руку? Ты спрашиваешь, почему люди творят зло? Наличность творимого вами зла доказывает только то, что вам дано величайшее духовное благо – свобода. Эта свобода ничем не стеснена, кроме вашей воли: свобода безгранична, беспредельна, но отнюдь не обязана зло творить или во зле купаться».
            Серафы: «Да, – отвечают мне невидимые. – Да, над каждой общностью миров и сверхмиров нашей Золотой Лестницы и чуждых нашей других гигантских Лестниц – Изумрудной, Сапфировой, Алмазной – стоит своё Пространство, объемля сущность каждой бесконечности. Каждая из бесконечного ряда бесконечностей имеет своё Пространство, и каждая из этих Пространств, над бесконечностями стоящих, – те подпространства, которые нельзя смешивать с меньшими населенными пространствами, входит в тесное сношение с себе подобными. И все они вместе образуют новый, до сих пор неведомый космос. Да, ты прав. Невероятно сложно творение Элоимов, и даже мы далеко не полно постигаем эту сложность...»

            33. СОВЕТ В КОСМОСЕ АРЛЕГОВ

            Говорят в верхах сущие: «Темные поставили свою стражу над миром людей и отделили их от высших космосов тьмой непроницаемой. Но Темные ведь темные, поэтому не следует допускать их произвола. Спросим у них – для чего это им». «Не хотим отвечать вам», – говорят Темные.
            «А если так, Арлег Власти, почему ты бездействуешь? К чему служат твои молнии, несказанно сильнейшие молний туч грозовых? Видишь крылья распростертые. Бей в них молнией!» – духи Силы кричат.
            Страшный удар. Рассеивается тьма между землей и солнцем, на голове Арлега Власти находящемся, и видны части крыльев гигантских в образовавшемся светлом просвете. И доносятся снизу с земли слезные крики о помощи, стоны, плач и рыдания.
            Слышатся крики: «Иссякло светлое Учение, гаснут его эманации, тьма и удушье черных лярвистских гадов все отравило!»
            И услышав эти стоны, схватили Михаилы свои золотые трубы и загремел в небесах их мощный призыв, всех на совет созывая, как гремел когда-то призыв на бой с Сатанаилами и их союзниками.
            Встали, образуя часть круга Михаилы, продолжая звать своими трубами воинство Архангелов, пока все не собралось оно. Первыми прилетели существа со змеиными туловищами, мощными руками, снабженные могучими крыльями, с прекрасными лицами, прекраснейшим лицам людей подобными. Остановилось и рассыпалось кольцо духов с непреклонными ликами, в каждой руке по комете держащих, и хлынули из этого кольца разнообразнейшие духи. Тяжело вышли колоссальные крылатые Быки с человеческими головами, привыкшие больше летать на своих гигантских крыльях, чем ходить. Мягко ступая вышли Львы с лицами женщин земли и их торсом. Летели, вращаясь, Колеса, усыпанные тысячами глаз, а над ними поднимались фигуры прекрасных созданий. Летели, ярко блистая, Орлы с человеческими головами и крыльями, неизмеримые пространства охватывающими. Шли – и звенела и гнулась под тяжестью их поступи твердь – гигантские воины, закованные в латы. Шли, держа на головах солнца, в белые одежды облаченные, глаза свои руками прикрывающие люди с властными лицами. Летели Вестники с крыльями на плечах, головах, персях, руках и ногах; медленно шли, держа в руках розовым огнем блестящие розы, Рафаэлины.
            Огромный круг образовали все эти существа. И первыми заговорили Змеевидные: «Как не понимают, свои крылья распростершие, что это глупо. Как не поймут они, что отвратительные плоды принесло их поведение. Расплодилась грязь лярвизма на землях, прекрасных подобиях солнц усталых. И бессмысленна их мечта утомить Высшее Начало ожиданием, ибо нет для него тягот времени. И все же неутомимы они в сменах, крыльями свет солнц простых и солнц мистических затемняющие. Надо убрать их, и мы первыми пойдем на них».
            Прилетели тут запоздавшие гиганты Сатанаилы и говорят: «Мы тоже хотим участвовать в совете, но, как опоздавшие, последними выскажемся».
            Говорят Херувимы: «Надо хаотическое начало, на землях сущее, началу гармоническому противопоставить. Надо изгнать с земель грязных лярв. Только тогда чистый безупречный свет мистических солнц воссияет на земле. И горе тем, кто против нас встанут».
            Говорят Престолы: «Разгадку нашей загадки о высотах несказанных принесем мы людям. Пусть узнают они, к чему стремиться надо, к чему готовиться, на наших высотах имея свои души».
            Тихо поют Многоочитые: «Мы видим людей духовными очами! Сплошными, кровавыми язвами покрыты их души: это лярвы искусали их. Слезами жалости омоем их раны и исцелим их! Туда, в низы, на земли!»
            И слышен клич орлиной стаи: «Туда! Туда! Попытаемся поднять их на наших крыльях к высотам чистым!»
            Говорят в латы закованные: «Не может быть, чтобы темные силы не пришли бы на земли, чтобы занять места изгнанных лярв. Нам с этими силами бороться придется. Lumen Coelum да сойдет на земли!»
            И слышится спокойная тихая речь тех, кто солнца по путям указанным ведут и богами земель считаются, почему и само солнце нередко Богом почиталось: «Если надо, то надо. Мы готовы на бой с темными Архангелами, а Михаилы поддержат нас. Мы сделаем так, что свет солнц незатемненных не ослепит и не сожжет людей. А Михаилы помогут нам».
            Звучит речь тех, кого Началами именуют, и говорят они: «Когда выброшены будут лярвы и уйдут в свой мрак, мы опояшем ад кругами мистическими, и долго не выйдут из него лярвы, несущие развал в людскую среду».
            Говорят Михаилы: «Войдем в храм и будем делать то, что в храме делать надо. Всем, кто к нам обратится – поможем».
            Говорят Многокрылые: «Всех оповестим о том, что новые времена пришли, и убедим людей встретить их».
            Сказали слово свое и Рафаэлины с розами: «Мы будем напоминать и вам, и тем, кто нам на помощь идет, что надо всегда в самой тяжелой борьбе заветы любви помнить».
            Едва замолкли эти речи, как новый дух появился в кругу и встал посредине его. То древний дух земли, увидев сияние незатемненного солнца, ринулся к верхам, и когда встретил его, не пропуская, темный Арлег, он сломал ему крыло и поднялся в обители Арлегов.
            «Прежде всего темных Арлегов, свет загораживающих, удалить надо, – сказал он. – Их место на время пусть Михаилы займут, а потом их заменит горизонтальными кругами расположившаяся часть светлой спирали, от Рааров исходящей. Но вам не надо нападать на них для того, чтобы удалить их. Призовите Аранов».
            Тотчас двенадцать Аранов упали среди славнейших, и сразу, без слов, поняли они в чем дело и решили отогнать Темных, свет заслонявших. И тогда заговорили Сатлы: «Только зла им не причиняйте».
            И отвечают Араны: «О, они мудры. Они согласятся. Они знают теперь, что бесполезна их стража, что, не добиваясь высокой цели, они только лярвам, грязным рабам своим служат. Легко сговоримся с ними».
            Встали Араны против Темных и сказали: «Прошло время, и времена приблизились, и для вас тоже. Уходите».
            Отвечают темные Арлеги: «Мы готовы, вы знаете, что мы сами уйти хотели. Но сожжет людей солнце, если наша тьма между землями и солнцем стоять не будет».
            Отвечают им Араны: «На ваше место Михаилы встать хотят, своими эфирными телами непереносимый для земель свет заграждая. И люди не ослепнут, но сузятся у них зрачки, так как светлее им станет».
            Говорят темные Арлеги: «Как вы опоздали, много раньше могли вы прийти, и мы уступили бы вам без битвы. Надоели нам и лярвы, и люди, ими порабощенные. До свидания на поле брани».
            И по мере того, как отходили они, занимали их места Михаилы.
            Херувимы упали на Землю, войдя в тела людей и в серых призраков. Но не смогли они дотронуться до лярв, ибо отвращение большее, чем людям жабы, внушали те Херувимам. Поэтому стали они сжигать тела лярв своим чистым огнем, в пепел их тела обращая. И бежали в ужасе из сожженных и не сожженных тел лярвы, бежали во влагу ада, в его болота, и тогда замкнули вокруг ада свой круг комет Начала.
            И тогда в одном месте Земли появились атланты, и у первой из атланток родились два сына и две дочери. Так раса атлантов, не переносящая запаха лярв, начала среди людей свою мирную жизнь. Тогда и слетели к ним, сливаясь с ними, Леги. И улетели, сделав, что надо было сделать, Херубы. А на их место явились Серафы. И быстро научили они людей тому, как надуманны, как глупо произвольны всякие подделки под душу, называемые атомами, ионами, электронами, силовыми линиями, как и выдумки неведомых волн, тела людей обмывающие. И после долгой трудной работы улетели Серафы, убедив людей, что два начала в них заложены.
            Улетели и те Серафы, которые жили среди людей, как веяния мудрости. И тогда темные Леги с повязками на глазах прошли через мириады людей, тщательно обходя обители атлантов. Будучи несказанно умнее лярв, начали они сеять семена сомнений и скепсиса. Несравненно труднее, чем раньше, была их работа, ибо не тьма, а свет Михаилов смягчал сияние простых и мистических солнц.
            Но все же вред и зло несли с собой темные Леги, и тогда явились на землю Многоочитые, облекали собой Темных и те начинали смотреть тысячами глаз и Многоочитые своим эфирным существом закрывали лики Темных с их скорбным и тоски полным выражением. И смотря очами Многоочитых, отказывались от своей работы темные Леги. Отойдя от Многоочитых, срывали они со своих очей повязки, потому что Многоочитые передавали им и часть своего зрения. Так покидали Землю прозревшие темные Леги.
            Сошли тогда на земли загадочные сфинксы и решили раскрыть людям свои тайны, но не хотели постоянно повторять их. Не пропускали они на Землю новых душ из Океана душ, но и не позволили душам людей уходить в параллельные космосы. Передали они людям свои знания и улетели.
            Тогда прилетели на Землю Князья Тьмы и стали учить людей, что те будут бессмертны и не знающей скуки жизнью жить будут, а если людей начнет тяготить земное существование, они научат их переноситься в царства Князей Тьмы, чтобы там отдохнуть, вкусив перемену душ, и на долгое время силами для жизни запасутся. Но для этого, поучали Князья Тьмы, надо самим подняться, и этот подъем мыслим только для тех, кто только об этом одном думать будут, отказавшись тратить время на общение с другими людьми, поскольку это общение ненужно для них самих и их целей.
            Затем прошел по земле Арлег Власти, уча, что не о себе, а о других думать надо, и что в снах гашиша царство Князей Тьмы видеть можно.
            Но продолжали колебаться люди, поскольку их пониманию менее доступно было учение об Элоиме, чем понимание человека бактерией. Видя это, загремели трубы, и слетели на Землю духи Силы. Спрашивают они у людей: «Чего хотите вы от нас? Хотите, мы темных заставим уйти?» Отвечают им Атланты: «Нет! Мы хотели бы, чтобы вы дали людям веру алмазную в неизбежность радостного подъема, веру в то, что не надо поддаваться хитрым обольщениям Князей!»
            Отвечают духи Силы: «Вы хотите чуда? Не можем дать его. Даже Эон не даст вам такого чуда».
            И говорят Атланты: «Мы дадим бой Князьям Тьмы. Но если они позовут на помощь темных Арлегов и стихии, не справиться нам с ними».
            Отвечают духи Силы: «Стихии мрачные мы отбросим, а с темными Арлегами Михаилы пусть поговорят».
            И был дан ответ Михаилам со стороны Темных: «В дела земель мы отныне не вмешиваемся и взоры наши вниз не опускаем. Но не на Аранов и не на Отблесков мы смотрим, а на Сильных, через миры, ниже их сущие: да пошлют Сильные нам инициативу. А Князей Тьмы мы отзовем». И загремел страшный крик темных Арлегов:
            «Князья, назад!»
            Ушли с Земли Князья Тьмы, жалуясь: «Конечно, в миры отрицательные пошлют нас за своеволие наше наши жестокие вожди!»


/Вернуться к содержанию/
вернуться в раздел
Томск счетчик посещений скачать