РУСЬ ВЕДИЧЕСКАЯ ВСЕЯСВЕТНАЯ ГРАМОТА НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ
РЕДКИЕ КНИГИ СТАРЫЕ КАРТЫ ГЛАВНАЯ Х-ФАЙЛЫ
Стр.28

       ТАЙНА ГЕОГНОСТА КАРАМЫШЕВА

           История начинается ровно 230 лет назад – в середине февраля (по старому стилю) 1776 года. В этот день в дальнюю залу потемкинского дворца, где тогда гостил великий русский ученый, вбежал запыхавшийся ливрейный слуга: «Михаила Василич, скорей идемте – барин отходит!» Ломоносов бросился к дверям, где его ждал возок, тотчас же стремглав рванувший в сторону Коломны по льду Невы.
            Молодой барин – Александр Матвеевич Карамышев – лежал на кушетке, весь укутанный с ног до головы шерстяной клетчатой тряпкой – то ли одеялом, то ли вообще попоной, грудь его вздымалась редкими, но очень глубокими вдохами, изо рта вырывался хрип. Ломоносов отдернул ткань и попятился – на него глядело чудовище анатомического театра. Ни клочка кожи не было на увитом кровеносными сосудами лице, посредине глазниц видны были чудом сохранившиеся зрачки.
            Чудовище тряслось мелкой дрожью, и, когда на него упал свет, громко застонало, забилось, закрутилось. Ломоносов, в ужасе вскрикнув, уронил край тряпицы, бывший у него в руках: «Давно так!?» – «Со вчерашнего дни. Тут ведь тако-о-е было!»
            А за две недели до этого, 27 января, в Горном училище на глазах студентов и известных в то время ученых Лемана, Брикмана и Канкрина Карамышев явил чудо. Впоследствии Леман в своей книге «Проблемы минералогии» вспомнил об этой демонстрации: «С помощью своего аппарата Карамышев доказал возможность из всякого непрозрачного известнякового шпата прозрачный камень произвести искусством». Есть соответствующая ссылка и в работах Брикмана, который привел вступительную речь Карамышева.
            «Господа студенты! – начал свое выступление Карамышев. – Сегодня я покажу вам придуманное мною действие над горными породами. Оное действие сводится к приданию идеальной прозрачности горным породам. Изобретенный мной аппарат пока несовершенен, но он действует. Вот смотрите, господа. Сие открытие если не нам, то нашим потомкам зело будет надобно. Еще мала сила оного аппарата, но представьте химика и геогноста (устаревшее слово, означает: специалист по минералам и поиску руд, т. е. геолог. – Ред.), вооруженного им. И металлург, и геогност, и химик усмотрят под землей всякие руды и металлы, увидят нутро печей, узрят суть чудесных превращений веществ».
            И действительно, Карамышев с усилием начал крутить ручку механической передачи на аппарате, напоминавшем эквилибриум, потом стало видно, что раскрутка пошла легче, потом… потом Александр Матвеевич бросил ручку вовсе, но конструкция продолжала вращаться, все набирая и набирая ход, пока ее части стали неразличимы, а звук, производимый аппаратом, перешел из все убыстряющегося завывания в тонкий шипящий шелест. В воздухе повис острый запах, какой бывает сразу после грозы. В рамку, подвешенную на штативе, Карамышев вдвинул на стеклянной полосе кусок обычного полевого шпата и перекинул острием шпаги медную цепь с одной части аппарата на другую. Раздался хлопок, от серебристой рамки кругом несколько раз пронеслась ослепительная радуга, и стало видно, как шпат начал просветлевать слоями, обнажая слюдяные и прочие вкрапления, пока совсем не растворился в воздухе. Карамышев снял цепочку, и шпат сразу же вернул себе прежний вид.
            Александр Матвеевич поправился так же неожиданно, как и заболел, но произошедшее с ним отразилось на нем радикально. Он навсегда бросил заниматься физическими экспериментами и, оставив открывшуюся перед ним блистательную карьеру, уехал из столицы в Иркутск, где стал директором банковской ассигнационной конторы.
            Наша справка. Карамышев Александр Матвеевич родился в 1744 году. Он происходил из так называемых сибирских дворян, которыми становились местные служилые люди. Учился в Екатеринбургском горном училище, затем в Московском университете. В 1761 году был послан в Швецию и продолжил учебу в Упсальском университете. В 1766 году защитил диссертацию «О необходимости развития естественной истории в России». Эта работа, подготовленная под руководством самого Карла Линнея, была написана на латыни. В 1771 году вернулся в Россию. Являлся членом Берг-коллегии, участвовал в геологических экспедициях, руководил разработками в рудниках. Первым в России открыл кобальтовые руды. Стал член-корреспондентом Петербургской академии наук (1779 г.), член-корреспондентом Стокгольмской королевской академии наук. Умер 22 ноября 1791 года.
            Портрета Карамышева не сохранилось. Именем ученого назван отрог на известном Шерловогорском месторождении берилла и топаза в Восточном Забайкалье.
            Нелады со здоровьем и галлюцинации преследовали его до самой смерти, настигшей еще не старого ученого. Интересно, что жена Карамышева, Анна Евдокимовна, вышедшая после смерти мужа за известного в то время мистика Александра Федоровича Лабзина, была единственной русской женщиной, допущенной, вопреки масонским уставам, к работе секретной ложи «Умирающий Сфинкс».
            С новым мужем ее познакомил вице-президент Берг-коллегии Михаил Матвеевич Херасков – глава русских розенкрейцеров, проявлявших интерес к новейшим научным открытиям.
            Конечно, можно посчитать рассказ об изобретении Карамышева выдумкой питерских журналистов. Но они не первые, кто рассказал о нем. В 1970-х годах в шведском журнале «Чудеса науки и техники» Рейнар Хагель опубликовал статью о необычном изобретении, сделанном в XVIII веке русским ученым Александром Карамышевым. Позднее российский исследователь истории развития военной техники А.Б. Широкорад в своей книге «Чудо-оружие СССР» также написал на эту тему.
            …В один пасмурный день 1929 года Генрих Ягода, заместитель председателя ОГПУ, прочел в газете «Вечерняя Москва» небольшую заметку. В ней некий инженер Д. Понятовский высмеивал явную абсурдность возможности достижения невидимости. Суть публикации сводилась к критике другой статьи, напечатанной в неведомом захолустном листке «Северный краевед».
            В той статье помощник директора краеведческого музея города Кадуй Вологодской области В.И. Любенкович писал, что ему удалось расшифровать хранившийся в запасниках дневник Карамышева, сподвижника Михаила Ломоносова. Старая тетрадь была передана в дар музею в 1919 году известным собирателем древностей Семеном Фоминых, утверждавшим, что получил ее в старые времена еще от своего деда-геолога, который в молодости много путешествовал по Сибири. По утверждению Любенковича, этот самый Карамышев изобрел прибор, позволяющий делать вещи невидимыми. В дневнике Карамышева якобы были приведены чертежи и расчеты прибора, с помощью которого он смог достичь полной прозрачности непрозрачных по своей природе тел.
            Недели через две поздним вечером в дверь Любенковичей в Кадуе тихо постучали. Зашедшие в дом сотрудники ОГПУ забрали все бумаги, заодно прихватив с собой и самого 70-летнего хозяина. Через несколько месяцев родственники получили сообщение, что Любенкович скончался в Москве…
            А.Б. Широкорад попытался разыскать статью в «Северном краеведе», но безуспешно. Удалось только выяснить, что весь тираж газеты был конфискован практически сразу же после ее появления. В библиотеках и архивах не сохранилось ни одного номера. Из музея исчез и сам дневник, хранившийся под номером 978 в запасниках. Его забрали сотрудники ОГПУ. К сожалению, с содержанием дневника был знаком лишь умерший Любенкович.
            Но на этом история о попытках создать в нашей стране устройство, способное делать предметы невидимыми, не завершается.
            «22 ноября 1937 года над «объектом» – секретным авиаполигоном, затерявшимся в вологодских лесах, небо наконец просветлело. Красноармейцы выкатили из ангара легкий одномоторный самолет размером меньше современной «Сессны», ничем особенно не отличавшийся от обычных АИР-3, если бы не его ярко блестевшая на солнце обшивка. Летчик занял свое место.
            Приехало начальство, военное и гражданское, и с ними «товарищ конструктор» со странной для русского уха фамилией Алевас. Он поговорил о чем-то с механиками и пилотом, и испытания начались. Как только заработал мотор, по бокам капота возникло яркое голубоватое свечение, и одновременно с нарастанием оборотов самолет начал исчезать из виду, таять прямо на глазах.
            Исчез и… пошел на взлет! Что самолетик взлетел и набирает высоту, можно было определить по движению звука мотора по полосе к лесу и над лесом. Следом немедленно поднялись 2 истребителя: один стал догонять невидимку, а со второго это снимали. Съемка велась и с земли. Но догонять было нечего: в пустом прозрачном воздухе тихо журчал невидимый мотор. Так продолжалось около получаса, пока невидимка наконец не сел. Слышно было, как он прокатился по полосе, остановился и развернулся. Затем обороты двигателя стали падать – и самолет опять проявился, будто материализовавшись из воздуха».
            Этот рассказ очевидца, напечатанный в американской газете, можно принять за развесистую клюкву, если бы не несколько строк, написанных в монографии «История конструкций самолетов в СССР» историка советского авиастроения В.Б. Шаврова: «Работы по созданию визуально невидимого самолета велись в Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского. Результат этих мероприятий был значителен: модифицированный самолет марки АИР-3 (один из первых самолетов авиаконструктора А.С. Яковлева. -Ред.), все поверхности которого были покрыты тонким слоем оргстекла типа родоид, в воздухе быстро исчезал с глаз наземных наблюдателей. На кинокадрах не получалось изображения самолета, а на больших расстояниях не видно было даже пятен».
            Однако историка ввели в заблуждение: невидимости объекта невозможно достичь путем отражения света полированной обшивкой. Вообще невидимость средствами оптики абсолютно недостижима.
            Можно было бы вообще засомневаться в реальности подобного эксперимента, если бы не существовало «Алеваса». Под этим псевдонимом скрывался реальный человек – 23-летний Александр Васильевич Сильванский, являвшийся родственником наркома внутренних дел Генриха Ягоды и зятем наркома авиационной промышленности СССР Михаила Моисевича Кагановича – старшего брата члена Политбюро ЦК ВКП(б) Лазаря Кагановича.
            Наша справка.Сильванский Александр Васильевич (1915–1978 гг.) – советский авиаконструктор. В 1938–1940 гг. возглавлял КБ на заводе № 153 в Новосибирске. Сконструировал небольшой истребитель И-220. В 1940 г. его КБ ликвидировали, первый опытный образец И-220 передали в МАИ как учебное пособие для факультета самолетостроения, чтобы будущие авиационные инженеры знали, как не надо проектировать. Во второй половине 1940 г. на него было заведено уголовное дело по поводу «несанкционированного увоза автомобиля ЗИС-101 с территории государственного союзного завода № 153 имени В.П. Чкалова». Дальнейшая судьба А.В. Сильванского, которого В.Б. Шавров называл «Остапом Бендером от авиации», достоверно неизвестна. По некоторым данным, Сильванский после войны какое-то время работал у С.П. Королева, предлагал проект «космического самолета» и другие грандиозные идеи.
            ...15 февраля 1941 года из своего номера гостиницы «Роурайм» в Балтиморе, в которой располагались прибывшие на американский авиазавод советские специалисты, вышел за сигаретами скромный служащий И.П. Леминовский и «растворился». Зато буквально через две недели на авиазаводах Игоря Сикорского «материализовался» инженер Иван Петрович Лемишев, работавший до отъезда в США под фамилией Леминовского на новосибирском авиационном заводе № 153, где базировалось КБ Сильванского.
            Лемишев был знаком с Сильванским достаточно давно и принимал участие в вологодских испытаниях «невидимого самолета». Неожиданно перед столь внезапно появившимся беглецом из СССР, к тому же рядовым инженером, распахиваются двери самых элитных клубов. Он порхает по сверхсовременным заводам Америки с легкостью мотылька, принимая участие то в одном, то в другом секретном проекте. В частности, в проекте «Радуга».
            Этот проект «Радуга» более известен любителям таинственного под названием «Филадельфийский эксперимент», в рамках которого проводились испытания электронно-магнитного устройства с целью обеспечить невидимость кораблей для вражеских радаров. С помощью специальной техники американцы пытались, как бытует молва, создать «электромагнитный пузырь», призванный скрыть военные объекты от излучения радаров. «Электромагнитный пузырь» искривлял внешнее электромагнитное поле в строго определенной области – в данном случае поле окружало эсминец «Элдридж».
            Наша справка. В 1943 году американские ученые действительно проводили некие эксперименты по размагничиванию военных кораблей, пытаясь сделать их «невидимыми» для магнитных мин и торпед. Для этого использовали эсминец «Элдридж», спущенный на воду в 1943 году. В 1951 году корабль продали Греции, а в 1999 году он был сдан на металлолом. В Интернете немало полуфантастических слухов, связанных с «Элдриджем». Вот описание бывшего матроса на американском корабле «Эндрю Фьюресет» К. Аллена, который якобы был свидетелем Филадельфийского эксперимента. Он утверждал: «16.10.43. «Фьюресет» стоял у причала, а напротив него в доке находился эскадренный миноносец «Элдридж», с которым в один прекрасный момент стало твориться что-то невероятное. Корабль водоизмещением 1,5 тысячи тонн внезапно исчез. Я видел, как воздух вокруг корабля постепенно становился темнее, чем окружающий. Через минуту я увидел, как облаком поднимается вверх молокообразный зеленоватый туман. Я также видел, как после этого «Элдридж» быстро сделался невидимым для человеческого глаза и при этом в морской воде остался неправдоподобно четкий отпечаток киля и днища.
            Если попытаться описать звук, сопровождающий исчезновение «Элдриджа»… ну, сначала возник такой жужжащий писк, который быстро изменялся, превратился в гудящее шипение, а потом усилился до бурлящего грохота… Через несколько минут «Элдридж» опять появился. Он горел и с него в воду прыгали матросы, которых подбирали катера, шедшие к нему с двух других кораблей, стоявших в отдалении».
            По воспоминаниям чудом выживших матросов (подчеркнем, документальных подтверждений проведения эксперимента до сих пор не найдено), эсминец будто бы на несколько минут неожиданно перенесся на расстояние в 500 километров в Норфолк (штат Виргиния). Пока корабль «перемещался» в Норфолк и обратно, члены команды полностью потеряли ориентацию в привычном пространственно-временном континууме. Впоследствии некоторые из них исчезли, попали в психбольницу, покончили жизнь самоубийством.
            В 1999 году, впервые со времен окончания Второй мировой войны, в городе Атлантик-Сити на северо-востоке США собрались моряки, служившие на эсминце «Элдридж». Встреча нашла отражение в американских СМИ. Моряков к тому времени осталось всего пятнадцать человек, включая капитана корабля, 84-летнего Билла ван Аллена. Разумеется, на встрече в присутствии вездесущих репортеров всплыли разговоры про «эксперимент», о котором моряки не могли не знать из… газет. «Понятия не имею, как возникла эта история», – развел руками ван Аллен. Другие моряки его поддержали. «Я считаю, что это кто-то придумал, обкурившись дури», – заявил 74-летний Эд Вайз. Тэд Девис их поддержал: «Никаких опытов с нами никогда не делали…»
            Вместе с тем имеется информация, что после войны в США велись поиски нетрадиционных способов маскировки военной техники и стационарных объектов. По утверждению ряда авторов, в рамках проекта «Феникс» были продолжены эксперименты по перемещению предметов в пространстве и времени. Если это и так, то результаты работ из-за завесы секретности так и не стали достоянием общественности. Известно только, что исследования по программе «Феникс» велись до 1983 года, когда в Монтауке (городок в штате Нью-Йорк) пытались создать «проход» в пространстве-времени. После этого эксперимента по Америке поползли зловещие слухи, что «в городе все помешались», и решением Конгресса проект был закрыт без права возобновления.
            Опрошенные охотниками до сенсаций и НЛО свидетели утверждали, что во время проведения эксперимента в августе 1983 года будто бы наблюдались ветры ураганной силы и разразилась гроза. Согласно показаниям шерифа, в тот день накатила волна немотивированных преступлений, которые затем резко прекратились…
            Имеющие свободное время читатели могут самостоятельно найти в Интернете немало материалов, подтверждающих некоторые из вышеизложенных утверждений. Например, прочитать повесть Александра Бирюка «За кулисами Филадельфийского эксперимента», в которой приводятся свидетельства американца, скрывавшегося под псевдонимом «Альберт Николсон». Этот таинственный американец описывает свои встречи с бежавшим из СССР Лемишевым: «…Во время одной семейной вечеринки у русского, пребывавшего к вечеру в сильном подпитии, развязался язык, и он признался мне, что принимал участие в мошеннических предприятиях еще в Советской России до войны, и одним из таких предприятий было испытание «невидимого истребителя», на создание которого главой конструкторского бюро… были получены от правительства огромные денежные средства, выражавшиеся восьмизначной цифрой…
            Лемишев утверждал, что в кармане самого Сильванского, какими-то только одному ему ведомыми путями получившего заветный пост главного конструктора собственного КБ, тогда осело не менее 10 миллионов рублей из средств, отпущенных на создание И-220».
            Затем Лемишев в приливе откровенности поведал Николсону о том, как уже в США через полтора года после начала войны на Тихом океане фирма Игоря Сикорского получила от ВМС заказ на постройку палубного торпедоносца, хотя правительством США уже были выделены колоссальные средства на аналогичную машину этого типа фирме «Грумман». Когда в комиссию Конгресса посыпались жалобы конкурентов, авиастроительные компании достигли между собой тайной договоренности о взаимодействии. Это позволило им занять «круговую оборону» от комиссий из Конгресса.
            Государственная субсидия на торпедоносец была благополучно поделена, и, чтобы получить дополнительные ассигнования, решили провернуть аферу, выступив с предложением создать «невидимый самолет». Чиновникам из ВМС внушили, что торпедоносец «Си Вульф» якобы обладал подходящими для этих целей летно-техническими характеристиками. Пригодился Лемишев как специалист, якобы приобретший в СССР опыт в этой области.
            Николсон видел у Лемишева копию дневника какого-то русского ученого, в котором тот двести лет назад будто описал принцип действия прибора – так называемого «просветителя горных пород». Лемишев располагал также конспектом отчета о проведенном в 1937 году в ВВС РККА эксперименте с аэропланом. Эти документы позволили убедить правительственных чиновников в США выделить из бюджета средства на перспективные разработки по созданию «невидимости» военных объектов…
            Принимая во внимания пьяные откровения Лемишева о жульничестве в СССР с созданием самолета-«невидимки», все последующие разговоры на эту тему невольно воспринимаются как вымысел. Но не будем спешить с выводами.
            Помимо «Остапа Бендера от авиации» – Сильванского в это время в СССР творил авиаконструктор Роберт Людвигович Бартини (он же Роберто Орос ди Бартини). И, по мнению некоторых исследователей, он был причастен к разработке самолета-«невидимки». Бартини никак не отнесешь к числу проходимцев. Он не только талантливый конструктор, но и физик-теоретик, работавший над теорией шестимерного пространства-времени.
            Осенью 1937 года, если верить публикации И. Вишнякова в журнале «Изобретатель и рационализатор» (июньский номер 1972 года), в СССР проходили испытания «невидимого» аэроплана. Вишняков утверждал, что встречался с авиаконструктором Бартини и спрашивал его о «невидимке». Ответ был сдержанным: «Я консультировал разработчиков по отдельным вопросам». Надо уточнить, что речь шла не об АИР-3 (как в случае с Лемишевым), а об АИР-4. Но это сути дела не меняет.
            В журнале дается такое, почти что фантастическое, описание испытания «невидимки»: «Необыкновенное началось сразу же, как только заработал мотор. Этого ждали: слух, что надо ждать именно запуска мотора, уже прошел по базе, поэтому зрители запомнили все детали.
            Донеслось, как полагается, ослабленное расстоянием «От винта!» и «Есть от винта!», потом из патрубков по бокам капота вырвались синие струи первых выхлопов, и тут же одновременно с нарастанием оборотов самолет стал исчезать из виду. Начал истаивать, растворяться в воздухе. Что он разбегается, оторвался, набирает высоту, можно было определить уже только по перемещению звука к лесу и над лесом… Вскоре он сел. Слышно было, как он катился по бетонке, как остановился невдалеке от группы командования и развернулся. За бетонкой полегла трава под воздушной струей от невидимого винта. Затем обороты упали, мотор стал затихать, и самолет снова «сгустился» на полосе, как джинн из арабской сказки».
            Тогда эта журнальная статья стала предметом оживленного обсуждения в авиационных кругах. В Советском Союзе в 1970-е годы главные редакторы вольностей не допускали, работала хорошо отлаженная система цензуры. Так что «клюква» на страницах журнала появиться не могла, и публикацию восприняли всерьез. Кто-то посчитал, что создатели «невидимки» экспериментировали с комбинациями отраженного и преломленного света, другие предполагали создание некого силового поля, заставлявшего лучи огибать препятствие. Некоторые даже выдвигали гипотезу, что аэроплан временно переместили в другое измерение.
            В уже упомянутой книге историка авиастроения В.Б. Шаврова «История конструкций самолетов в СССР до 1938 г.» есть констатация факта существования перед войной проекта «Невидимый самолет»: «Самолет строился бригадой Военно-воздушной академии под руководством С.Г. Козлова в 1935 году. Это была переделка яковлевского АИР-4. Особенностью самолета была обшивка его поверхностей прозрачным материалом родоидом – органическим стеклом французского производства».
            Далее автор утверждал: «Результат этих мероприятий был значителен. Самолет в воздухе быстро исчезал с глаз наземных наблюдателей. Были проделаны опыты полетов «невидимого самолета» рядом с У-2 на определенном расстоянии. С третьего самолета оба были засняты на кинопленку. На кинокадрах не получалось изображения самолета, а на больших расстояниях не видно было даже пятен. Впрочем, родоид довольно скоро потускнел, потрескался, и эффект невидимости снизился. По окончании испытаний самолет был разобран, и работы по нему прекращены…»
            Было ли это «активное мероприятие», преследующее цель дезинформировать западные разведки, или Шавров и Вишняков проговорились, раскрыв один из секретов советского авиастроения, мы, увы, уже никогда не узнаем.


/Вернуться к содержанию/
вернуться в раздел
Томск счетчик посещений скачать