РУСЬ ВЕДИЧЕСКАЯ ВСЕЯСВЕТНАЯ ГРАМОТА НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ
РЕДКИЕ КНИГИ СТАРЫЕ КАРТЫ ГЛАВНАЯ Х-ФАЙЛЫ
Стр.30

       КЕМ БЫЛ ХАН БАТЫЙ?
       Продолжение, начало в № 2,3


            Об отношении римско-католической церкви к еретикам:
            «Начиная с IV века, когда римские императоры, сначала Константин (между 280 и 288-337), а затем Теодозий (около 346-395), сделали христианство единственной государственной религией Римской империи, это христианство, само долгое время преследуемое, начало, в свою очередь, определять и исключать из своей среды некоторые взгляды как еретические. В то же время, под руководством епископов, особенно Римского епископа, так называемого папы, разрабатывалась догматическая ортодоксия. На Никейском Соборе в 325 году была осуждена интерпретация исповедания веры епископа Ария о природе Христа и Троицы: так епископ Арий, бывший до этого одним из ортодоксальных епископов, стал еретиком, а его последователей начали называть арианами. Так родилось арианство, которое, принятое визиготами, сохранялось на Западе до VII века.
            Разработанная персом Мани (около 216 - около 277) в III столетии религиозная и художественная система содержала некоторые элементы христианства наравне с другими религиозными традициями (зороастризмом и буддизмом). В то время, как св. Августин ревностно боролся с ним в западной части Римской империи, оно довольно быстро распространилось на Востоке.
            Через семь столетий после мученической смерти Присциллиана из Авилы в 384 году, первый костер Средневековья, на котором погибли еретики, был зажжен в Орлеане в 1022 году. Так были казнены около дюжины каноников кафедрального собора. Скорее всего, это были первые катары...
            Еретиками называли также и тех, кто подрывал основы Римской Церкви и отказывался признавать авторитет Соборов, которые состоялись намного позже, чем жили Христос и Апостолы, и Отцов Церкви, а опирались на одно только Святое Писание, и особенно на Новый Завет. Еретики XI столетия отказывались от крещения маленьких детей, отрицали таинства исповеди (введенного при Каролингах) и таинства брака, которое как раз тогда вводилось папством. Кроме того, они сомневались в действенности таинств, совершенных руками недостойных и коррумпированных священников, в легитимности иерархии Римской Церкви, а также отбрасывали культ Распятия, которое у них ассоциировалось с орудием пыток.
            …в разных местах - в Орлеане, в Перигоре, в Ломбардии - появляются еретики, отрицающие ценность Евхаристии, официально утвержденной как обязательное таинство только в 1079 году и являющейся краеугольным камнем католического христианства.
            «Так хочет Бог!» - кричали крестоносцы в Святой Земле в 1096 году. «Бог распознает своих!» - отозвался эхом крестовый поход против альбигойцев в 1209 году. Во имя Христа Церковь узаконила священную войну против неверных и еретиков.
            Казнь в Орлеане была всего лишь первой ласточкой, знаменовавшей начало репрессий. Потом костры зажглись в Тулузе и Аквитании. Около 1025 года в Турине была сожжена вся община из Монфорте. Казни начались также и в Рейнских землях по приказу германского императора. К епископам и архиепископам Арраса, Шалона-на-Марне, Шампани приводили целые группы еретиков, которые представали перед церковными судами. Эти еретики держатся гордо и спорят с судьями, опираясь на Евангелие. Короче говоря, по всей тогдашней Западной Европе в первой половине XI века выявляют, осуждают и массово казнят как еретиков целые общины людей, которых мы по многим признакам можем считать протокатарами.
            После масштабных репрессий в Суассоне между 1130 и 1135 годами, начинают пылать костры в Льеже.
            ХIII столетие начинается с первого крестового похода в христианские земли, так называемого крестового похода против альбигойцев, на самом деле направленного против окситанских феодалов, виновных в защите ереси. Объявленная папой, эта война затем была продолжена королем Франции.
            Бароны Франции и Европы откликнулись на призыв к крестовому походу, и, начиная с 1209 года, ринулись на земли графства Тулузского и Тренкавелей под стягами папского легата Арнота Амори, аббата Сито. От Безье до Марманде десять лет войны и зверств разорили и опустошили эту землю. Для крестового похода против альбигойцев характерны жестокие расправы с мирным населением (Безье в 1209 году, Марманде в 1219 году), а также огромные массовые костры, где сжигали еретиков - в Минерве (140 сожженных в 1210 году), Лаворе (400 сожженых в 1211 году).
            В 1226 году Людовик VIII Французский, сын Филиппа-Августа, решил восстановить себя в правах на средиземноморские графства, переданные ему Монфором, и сам возглавил французскую армию, двинув ее против Раймонда Тренкавеля, Раймонда VII Тулузского и их вассалов. Несмотря на ожесточенное сопротивление в некоторых регионах (особенно в Лиму и Кабарет), королевская армия посеяла террор в Лангедоке. В 1229 году граф Тулузский, покорившись, подписал мирный договор, ратифицированный в Париже.
            После военного покорения Лангедока, начиная с 1233 года, Церковь создала религиозный трибунал, названный Инквизицией. Ее целью было обезглавить подпольный катаризм, уничтожив его клир, а также подорвать, путем террора, запугивания и доносов, те общественные связи солидарности, которые его поддерживали.
            16 марта 1244 года общины Добрых Мужчин и Добрых Женщин Монсегюра - около двухсот монахов и монахинь - а также около двадцати светских людей, добровольно присоединившихся к ним, приняв consolament в последний день, были сожжены вместе со своими епископами. Костер Монсегюра знаменовал конец существования организованных катарских Церквей в Окситании, но также и конец упований графа Тулузского, у которого уже не осталось никакой надежды.»
            Фактическое подтверждение приверженности никейского императора раннехристианской религии даёт Иноккентий IV, в 1244 предавшего Батаца анафеме как “еретика”.
            И название «Татары» (вопреки общеизвестной теории об авторстве Людовика, обещавшего отправить императорские войска в Тартар) теоретически не обязательно должно писаться как [tatari], в латинском [tutor] – опекун, защитник. И получается, что эта роль никейскому императору и его армии исторически подходит больше.
            Так каким же образом никейский император мог защитить единоверцев?
            Итак, что же мог сделать никейский император, сам будучи приверженцем раннехристианского течения, для единоверцев? Он уже признал его православным, т.е. «правильным» в рамках греческого христианства. Но, как мы выяснили, православную «ересь» преследовали не греки, а латиняне…
            Вспомним, приводимую ранее карту, где были изображены походы Батыя. Войска Татар не затронули Полоцк, Новогрудок, Туров. Эти города позднее вошли в состав государства Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское (ВКЛ), которое никогда не подчинялось Орде. Версию о весенней распутице мы признали нежизнеспособной, тогда в чём же дело? Почему никейский император не тронул Полоцк – одну из столиц Руси?
            Рассмотрим историческую ситуацию на данных территориях.
            Википедия:
            «Древняя Литва — историко-географическая и этнографическая область восточной Литвы и северных районов Верхнего Понеманья и Поднепровья.
            Название «Литва» (Lituae) впервые упомянуто в Кведлинбургских анналах в 1009 году, когда миссионер Брунон Бонифаций был убит на границе Руси, Литвы… Там же определил его место гибели Титмар — родственник миссионера, и Генрих Ловмянский в труде «Русь и Норманы».
            Карта ВКЛ приведена. Сразу обращу внимание на то, что предки современных литовцев назывались аукштайтами и жмудами, и к племенам с названием «литва» никакого отношения не имели.
            Ещё из Википедии:
            «…латинские и немецкие хроники первой половины 13 в. указывают жителей летописной Литвы, которая существовала на землях Вилькомира, Троков, Городни, Слонима и Минска.
            Первыми зарегистрированными «литвинами» в истории (1180 г.) также могут считаться полоцкие князья из Минска, Заславля, Логойска и Браслава: Всеслав Микулич, Андрей Володшич, Изяслав и Василько. Галицко-волынская летопись в 1180 году называет этих князей «литвой».
            Литовский придворный летописный свод (Берестовицкая летопись) свидетельствовал, что полоцкий князь Василий-Рогволод (княжил в 1128—1129, 1144—1151, 1159—1162 гг.) «был Литвин»»
            Ещё о Литве:
            «Литва размещается на востоке от Польши. Язык народа - славянский.» (Эней Сильвий Пиколямини, 1430 гг.)
            Анонимный орденский клирик, который выполнил около 1440 года в Гданьске для Яна Длугоша перевод Прусской хроники Петра из Дусбурга и хроники Вигонда из Марбурга, сообщил, что язык поморян (поморских поляков) «одинаково понимают поляки, русины и литвины». Такие европейские учёные, как Гертман Шедель во «Всемирной хронике» (1493 г.), директор Нюрнберской гимназии Ян Коклес Норик у «Декостихоне» (1511 г.), Ян Богемский в работе «Обычаи всех народов» (1538 г.) и австрийский дипломат Жигимонт Герберштейн в «Истории Московии» (1549 г.) писали о Литве, как о славянском народе. Все они причисляли литовский язык к славянским языкам.» (Вiкiпедыя)
            Из русских летописей известно, что «литва» - народ пришлый, который пришёл на занимаемые территории по реке Неман, поднявшись против течения.
            Но любопытство всё же вызывает факт убийства католического проповедника в приграничном районе Литвы.
            Опять Википедия: «В Житиях Оттона Бамбергского, написанных спутниками епископа, крестившего Поморье — Эбоном и Гербордом, имеется много сведений о языческой «Рутении», граничащей на востоке с Польшей, и о «Рутении», примыкающей к Дании и Поморью. Говорится, что эта вторая Рутения должна находиться во власти архиепископа датского. Там же пишется, что балтийские рутены оставались язычниками и добивались возвращения в язычество крестившихся поморян.
            Считается что под «рутенами» имеются в виду язычники, которые опирались на племена Прибалтики».
            В-принципе, спутники епископа могли назвать «язычниками» не только «суть язычников», да и поморяне не все могли согласиться стать «христианами» от датчан и немцев (готы же сохранили арианство, даже после признания его ересью, предпочтя уйти от назойливых благодетелей).
            И вот, находим у Брокгауза и Ефрона информацию о ближайших соседях поморян:
            «Лютичи, славянское племя, жившее в VIII—XI вв. между Одером, Балт. м. и Эльбой. Врагами Л. были норманны, нападавшие на балтийск. поморье, и немцы, теснившие их из-за Эльбы. Л. упорно боролись с насильственно вводимым христианством, неоднократно восставали против завоевателей-немцев, но к XII в. они были совершенно онемечены».
            Википедия расширяет понятие:
            «Лю?тичи (вильцы, велеты) — союз западнославянских племён. Сами лютичи состояли из доленчан, ратарей, хижан, черезпенян, доленчан, гавелян и спревян».
            Соседи лютичей ободриты принимают христианство в 821 году. А вот язычество ли отстаивали лютичи в качестве собственной религии? Есть один любопытный факт:
            «… Вратислав (чешский князь (916 — 921)); в жены он взял себе Драгомиру, женщину из сурового племени лютичей, из области Стодор; в отношении веры она была тверже скалы». (Козьма Пражский).
            Выходит, что лютичи тоже признавали христианское учение, иначе бы христианский князь не смог сочетаться с «лютичанкой» браком. Отношение к вере Драгомиры и характеристика её племени позволяет предположить приверженность лютичей одному из течений раннего христианства.
            Теперь актуальным становится вопрос об «онемечивании» лютичей. Если поморяне, которые не хотели принимать христианство латинянского образца, уходили на восток, то что могло помешать сделать это лютичам, которые также не хотели принимать крещение от немцев? Учитывая, что первой столицей лютичей была Лютеция (ныне Париж), которую они покинули, но «ассимилироваться» с захватчиками не стали... Против лютичей германцы впервые в истории применили тактика «выжженной земли».
            Никаких объективных факторов, которые могли препятствовать переселению «воинственных» племён, мне обнаружить не удалось. Вероятность того, что именно лютичи и уходили «нёманским» путём от немецкой и норманнской экспансии, к родственным славянским племенам, чтобы на свободных территориях создать своё государство, достаточно высока. Однако и сходство названия реки «Неман» и династии Неманичей, правившей Сербией во 2-й половине XII века - 1371г, с моей точки зрения также может оказаться вовсе не случайным.
            Теперь посмотрим, что нам известно о первом великом князе Литвы:
            «Происхождение Миндовга доподлинно не известно, в надёжных источниках информации о его происхождении нет. По одной из поздних легенд, происходил из древнего римского рода Палемоновичей, ушедшего с единоверцами после арианского раскола христианства на берег Балтийского моря. Различные источники называют отцом Миндовга Рингольда и Довгерда. Ливонская рифмованная хроника указывает только, что он был могущественным королем (konig gros), но не называет его по имени. Согласно легендарной родословной, содержащейся в Воскресенской летописи, Миндовг происходит из династии полоцких князей, а его отцом был Мовкольд. «Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях называет Миндовга королём пруссов». (Википедия)
            Славянское происхождение Миндовга особенно никем и не оспаривается, однако, странно, что человек с такой «невыразительной» родословной основывает собственное государство (до 1242г.) и объявляет себя Великим князем Русским (в том числе). Это в период, когда никейский император находится рядом, и головы великих князей Руси, отказавшихся признать его главенство, на плечах не задерживаются. Маловероятно, что Миндовг «самовольничал». А вот «православная» религия могла стать базой для создания доверительных отношений с никейским императором, способствовавших созданию нового государства. Поищем подтверждения этим предположениям.
            Рассмотрим источники 13 века. Что говорят о Литве и литвинах источники?
            Ливонская Хроника Генриха Латыша:
            «(1204) После его отъезда литвины, ненавистники христиан, вместе с ливами, еще язычниками, из Аскрадэ и Леневардена, числом до трехсот, подошли к Риге и, захватив городской скот на пастбищах, уже второй раз пытались угнать его».
            Похожая ситуация уже встречалась, почему ливы – ещё язычники, а литвины – ненавистники христиан? Выходит, что литвины – уже не язычники, но и не католики. Православные?
            Новгородская летопись; «В л?то 6745 [1237]. …идоша на безбожную Литву; и тако, гр?хъ ради нашихъ, безбожными погаными поб?жени быша…
            Бяше у Миндовга, князя литовьского, сынъ, имя ему Воишелгъ; того избра господь поборника по правои в?р?: шедъ бо в гору Синаискую от отца своего и от рода своего и от поганыя в?ры своея, познаистиньную в?ру христьяньскую …»
            Лаврентьевская: «[1248]… Тоє же зимы оубыенъ быс Михаило Ярославич? в поганые Литвы»
            И не православные, выходит, были литвины, если Войшелк познал «истинную веру христианскую» на Синайской горе.
            Ещё один интересный источник о распространении религии:
            «В … 1913 г. К. Буга писал (перевод с литовского): «В своем [т.е. в литовском] языке мы имеем немало прямых указаний на то, кто были первыми распространителями христианской религии в Литве… Языковые факты заставили меня признать, что для литовцев христианство не было совершенно чуждым еще до крещения при Ягайле. Названия христианских понятий показывают, что литовцы учились вероисповеданию у Востока, точнее, у белорусов. О том, что белорусы были учителями религии, свидетельствуют следующие слова: 1) названия дней: nedelia, utarnikas, sereda и др., 2) названия праздников: kucia или kucios, velykos, verbu nedelia, bloviescios, 3) krikstas, kumas, gavenia, 4) христианские личные имена: Alena, Ilijona, Povilas, Algenia (Alge, Algute).
            Большинство из указанных терминов вошло в литовский язык не ранее второй половины 12 века; только два слова, а именно krikstas и Povilas, были получены еще до 12 века… Жемайтский диалект сохранил для нас cirkva – очень старое название белорусской церкви. Данное слово является лучшим свидетельством того, что у белорусов были свои церкви на жемайтской земле в 11 и первой половине 12 века».
            Булла папы римского Иннокентия IV властям Тевтонского ордена в Пруссии от 1 февраля 1245 года: призывает их к выступлению против «perfidios christianos ac Letoinos» - «вероотступных христиан, то есть литвинов».
            Источники подтверждают, что литвины язычниками не были, они имели свои церкви, и были «вероотступными христианами», неугодными Папе, т.е. ранними христианами, с которыми он боролся по всей Европе.
            А вот зафиксированы ли в источниках связи Татар и Литвы? Есть такие источники...
            Между 1283 и 1305 годами в Праге была создана повесть «Александреида» на старочешском языке. Очень интересным является свидетельство автора, когда он пишет, что «Татары» и «Литва» - это два названия одного и того же. При перечислении врагов Чешского королевства, которые могут напасть на Чехию, автор пишет:
            Lec bud' Litva, lec Tateri
            Kakz sumenovani kteri
            (Alexandreida. vyd. Vaclav Vazny. Praha, 1963. S.121)
            «Будь Литва то иль Татары
            Как они зовутся парой»
            Продолжим:
            Булла Папы Урбана IV от 4 июня 1264 г.: «русские схизматики и литвины, как и другие жители в их соседстве, не чтят Бога, но злословят имя Его, вместе с их союзниками татарами [Tartaris], с которыми они соединены проклятым союзом». Урбан не относит литвинов к «схизматикам» (христианам византийского толку).
            обряда), но и не отрицает того, что литвины используют имя Бога. Более весомый аргумент в пользу раннехристианского течения и найти трудно.
            Булла Папы Климента VI от 20 января 1268 г. вспоминает о крестовых походах (вероятно, крестовый поход 1254 года), которые чешский король проводил против «литвинов и других неверных (Lituanorum et aliorum infidelium), которые соединены, как сообщают, проклятым союзом с татарами» (Tartaris) Очень похоже, что союз был: в 1241-1242 гг. Батый разоряет Польшу и Венгрию, а Миндовг со Святополком Гданьским одновременно (1242-1243гг.) разоряют замки крестоносцев в Прусии и Хельминской земле.
            «С самого начала проникновения немцев в Прибалтику литовцы были их самыми опасными врагами. Именно в результате разгрома ливонских рыцарей литовцами в 1236 году – в 1237-ом произошло слияние Ливонского и Тевтонского ордена. В 1260 году Миндовг нанес рыцарям сокрушительное поражение при Дурбе и заключил антинемецкий союз с Александром Невским» («Византия и Московская Русь». Иоанн Мейендорф)
            Получаем и цель, объединявшую Литву и Татар – они противостояли латинянам в своей религии (православии).
            Дуализм, свойственный православию, проявляет и Ягайло:
            «только что окрещённый и коронованный на польский трон Ягайло в 1386 году посещает Познань и во время богослужения в костёле ставит две свечки: одну Богу, другую дъяволу. На вопрос «почему?» отвечает «русской» (как записано в источниках) поговоркой: «Служи Богу, а дъявола не гневи».
            Фактически из-за особенностей религии литвинов называли и «детьми Белиала» (Хроника земли Прусской), «отметник правой веры, сынъ дъяволь князь литовскии Витовт» (Псковская летопись), «беззаконной литвой» (поговорка) и т.п. ...
            Литвинство, похоже, и есть христианское учение (вспомним, что течения раннего христианства не были абсолютно идентичными). Само название, «литвинство», судя по поведению звуков при склонении слова и образовании от него новых, происходит от «лiтасьцьвiнства» (примерно «милостивость» с белорусского). Катарами, богумилами, арианами и манихейцами ранние христиане тоже не сами себя называли, так что название «литвины» вполне могло произойти от «лiтасьцьвiны» (милостивцы), а Литва - от «лiтасьцiва» - милостива (земля, принявшая с милостью?).
            Итак, в период 1238-1244гг. на территории современной Белоруссии мы имеем факт образования государства Великого княжества Литовского, Русского и Жаймотского, учреждённого никейским императором, с возведением на престол единоверца - Миндовга в качестве великого князя Литовского, Русского и Жамойтского.
            Этот титул глава государства ВКЛ будет носить на протяжении существования государства ВКЛ, а все остальные князья Руси будут иметь статусы лишь Великих князей Владимира, Москвы, Киева и т.д. А за соблюдением «формальностей» будут следить правители Орды. (Лишь после исчезновения этого государства с карты, московские князья начнут прибавлять к своему «великому княженью» Русь.)
            Титульной религией ВКЛ до Кревской унии будет оставаться православное «литвинство». «Литвинами» будут великие князья ВКЛ: от Миндовга до Ягайло.
            «Отдельный» статус «литвинства» будет подтверждён Константинопольским Патриархатом, путём создания Литовской митрополии.
            Лишь после Кревской унии конфессиональное название «литвины» постепенно превратится в самоназвание белорусов, о котором в наше время уже знают далеко не все.
            Но обратимся к другому государству, созданному в тот же период 1242 – 1246гг. О связи ВКЛ и Орды, кроме приведённых источников, говорит ещё один документ:
            Тохтамыш в 1392 году писал Ягайле: «...как отцы наши и деды вместе были заодно, так и мы будем заодно... твоим людям путь чист у меня, моим - у тебя... а если понадобится какая-то помощь - я всегда с силой моей готов прийти к тебе на помощь...».
            Есть свидетельства и дружеских отношений Витовта с Мамаем, которого Никоновская летопись описывает как «… навождениа диавола въздвижется князь от въесточныа страны, имянем Мамай еллинъ верою, идоложрец и иконоборец, злый христьянский укоритель». Что общего могло быть у эллина – жреца идолов и литвина? Только религия – православие.
            Вернёмся к источникам. Ранее приводилось описание императора Орды, приведённое Карпини. Но дело в том, что Карпини описывает избранного императора:
            «Там было более четырех тысяч послов в числе тех, кто приносил дань, и тех, кто шел с дарами султанов, других вождей, которые являлись покориться им, тех, за которыми они послали, и тех, кто были наместниками земель». На выборах присутствовал и Ярослав Суздальский (который в тот период колебался между православием и католицизмом, о чём, скорее всего, в Орде было уже известно).
            Очевидно, что в избрании Ордынского правителя участвуют все «покорённые» государства. Возможность участвовать в выборах (т.е. избирать и быть избранными) правителей «порабощённых» государств никак не укладывается в рамки «ига».
            Вернадский также подтверждает наличие «выборов» в Орде.
            Далее ещё интереснее. После получения грамоты от императора и даров от его матери, Карпини, вместо того, чтобы отправиться к Папе, по непонятной причине отправляется к Батыю…
            «И таким образом к Вознесению Господню приехали мы к Бату, у которого спросили, что ответить Господину Папе».
            Ещё более странно, особенно после того, как Карпини вручили ответ самого верховного правителя Орды…
            Либо папская грамота предназначалась именно Батыю, либо правитель Орды – второе лицо, а первым является Батый, (впрочем одно абсолютно не исключает другого), - никейский император всё равно остаётся первым лицом в учреждённом им государстве, косвенно об этом говорит и Гумилёв, сообщая о расположении царя в Орде.
            Очень интересен текст ответа ордынского императора Папе. Хан Гуюк: «Потребовал от папы и христианских государей запада изъявления полной покорности, не поскупившись при этом на весьма недвусмысленные угрозы… Обрушился с упреками на христианских властителей, которые имели дерзость оказать сопротивление монголам, и поставил под сомнение право папы говорить от имени бога» («Путешествия западных чужеземцев в страны трех Индий»).
            Кстати, ответ Батаца тому же духовному лицу чрезвычайно близок к нему по содержанию:
            «Хотя какая нам в том нужда знать, кто ты и каков твой престол? Если бы он был в облаках, то было бы нам нужно знакомство с метеорологией, с вихрями и громами. А так как он утвержден на земле и ни в чем не отличается от прочих архиерейских, то почему было бы недоступно всем его познание. Что от нашей нации исходит премудрость, правильно сказано. Но отчего умолчано, что вместе с царствующей премудростью и земное сие царство присоединено к нашей нации великим Константином? Кому же неизвестно, что его наследство перешло к нашему народу и мы его наследники» («Чингисхан и Батый» Жабинский)
            Отчего-то Батый не стал ничего прибавлять к ответу ордынского хана, отпустив Карпини домой. Возможно, это просто было одно письмо…
            Да и Матвей Парижский говорит о том, что в 1244 году папа Иноккентий IV преложил Батыю «принять истинную веру», на что Батый ответил требованием покорности всех европейских правителей, подтвердил своё царское происхождение и право на владение миром на основании христианской Псалтири и поставил под сомнение Папы говорить от имени бога.
            Рассмотрим ещё несколько интересных фактов. Ниже приведены гербы Орды и Византии.
            Кроме того:
            «На Сарайских монетах, относящихся, по-видимому, ко времени Узбека, встречаются изображения двуглавого орла и, вероятно, Богородицы (женщины с младенцем).» (Г.Вернадский)
            «О христианстве Сартака есть показание добросовестного арабского историка аль-Джауздани, автора книги «Насировы таблицы» (Г. Вернадский)
            Даже широко известный Гильом Рубрук, хоть и утверждает, что Сартак - не христианин, явно даёт понять в своих описаниях, что под словом «христианин» подразумевает «христианин-католик».
            Ещё интересная цитата:
            «Отношения Золотой Орды и Византии все это время в основном были дружественными. Между Восточной империей и монголами никогда не было серьезных военных столкновений: наоборот, монгольские набеги уничтожили господство сельджуков в Малой Азии. С другой стороны, татары нападали на балканских соседей Византии – болгар и сербов, что тоже было на руку тогдашней Византии. Наконец, присутствие генуэзцев в Черном море зависело от византийцев и татар, и итальянские купцы служили постоянными и заинтересованными посредниками между Константинополем и Сараем, причем Византия заботливо оберегала и укрепляла это посредничество.
            Примечательно, что каждый из первых трех императоров династии Палеологов выдавал свою побочную дочь за татарского хана: Евфросиния, дочь Михаила VIII, стала женой хана Ногая, Мария, дочь Андроника II, вышла замуж за Тохту, и Ибн Батута рассказывает, что около 1332 года в гареме Узбека находилась дочь константинопольского императора, что в Сарае при ней были греческие слуги и что она ездила в Константинополь, чтобы родить там своего первого ребенка». (Иоанн Мейендорф).
            Протоирей Мейендорф, возможно, субъективен, но информации о близких и обоюдовыгодных отношениях Орды и Византии он предоставил достаточно.
            Кроме того, в 1261 году в столице Орды была учреждена Сарайская епархия (перенесённая в 1454 году в Подмосковье).
            Фактически мы видим, что Орда, до принятия ислама в качестве официальной религии Узбеком, признавала духовное главенство Византии, так же, как и ВКЛ.
            Интересно замечание г-на Мейендорфа о том, что супруга Узбека ездила в Константинополь для рождения своего первого ребёнка. Если предположить, что Сарай находился где-то в заволжских степях, как утверждают современные учёные, то неизбежно предположение, что Узбек таким извращённым способом пытался избавиться от супруги и первенца, что весьма сомнительно. Если же допустить, что Сарай находился где-то в Европе, что выглядит абсолютно логично для столицы государства, основанного никейским иператором, тогда путешествие для беременной византийской царевны не выглядит испытанием на прочность. К той же мысли приводит и дата основания нынешней боснийской столицы - 1244 год. Кроме того, благополучное существование Мангалии на карте Европы также служит поводом для размышлений... Равно как и происхождение самого Иоанна Батаца, об отце которого информация мне пока не попадалась...


/Вернуться к содержанию/
вернуться в раздел
Томск счетчик посещений скачать