РУСЬ ВЕДИЧЕСКАЯ ВСЕЯСВЕТНАЯ ГРАМОТА НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ
РЕДКИЕ КНИГИ СТАРЫЕ КАРТЫ ГЛАВНАЯ Х-ФАЙЛЫ
Стр.2

       АРКОНА: СВЯЩЕННЫЙ ГОРОД-ХРАМ

      «Аркона (Arkona), город и религиозный центр балтийских славян 10-12 веков на острове Рюген (Германия). Разрушен датчанами в 1169 году. Остатки святилища бога Святовида, общественных и жилых построек «, - говорит энциклопедический словарь. Всего лишь несколько строчек о великом городе-храме. Исправим эту несправедливость и поговорим о нём поподробнее.
      Остров Руге (Руян) в Балтийском море давно славился славянскими пиратами, наводившими ужас на немецких и датских купцов.
      Репутацию свирепых морских разбойников славянская братина получала за беспредельную свирепость и бесконечные войны, которые она вела со всеми соседями.
      Западнославянские прибалтийские племена (венды), расселившиеся между Эльбой (Лаба), Одером (Одра) и Вислой, достигли высокого развития к IX-Х векам нашей эры. Славянское племя ранов, построивших на острове Руян город храмов Аркону сформировало в своей среде жреческую касту (наподобие индийских браминов) и ни один серьезный военно-политический вопрос не решался другими славянскими племенами без совета с ранами.
       Раны (руаны), входившие в племенной союз лютичей, владели рунической письменностью вендской традиции, графика которой заметно отличалась от известных старших и младших рун (вероятно и сам термин раны произошел от славянского ранить, то есть вырезать руны на деревянных дощечках). Строительство города-храма, широко известного в сопредельных и более отдалённых местах, говорит нам о расцвете западнославянской культуры.
       Аркону описал датский средневековый автор Саксон Грамматик (“Gesta Danorum”): “Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга он ограждён природной защитой... с западной стороны его защищает высокая насыпь в пятьдесят локтей... Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается прекрасный деревянный храм, почитаемый не только благодаря великолепию своего зодчества, но и благодаря величию бога, которому здесь был воздвигнут идол”. Его данные были подтверждены в 1920-х гг. раскопками немецкого археолога К. Шуххардта и др.
       Город был построен на скалистом берегу острова, что делало его неприступным со стороны моря. С запада его окружала стена высотой 10-13 метров, вал которой можно узреть и по сей день.
       В Арконе находилось множество храмов различных славянских божеств, что говорит о том, что город был огромным религиозным центром. Но воистину главным богом Арконы был Святовид (Свентовит), ему посвящался самый крупный и самый богатый храм на острове (при раскопках рядом с храмом была обнаружена площадь народных собраний, а западнее располагались жилые сооружения).
       Сам храм был деревянным строением и возвышался на равнине. Стены храма украшали картины, имелся лишь один вход. В здании было два помещения, в одном из которых, состоявшим из нескольких столбов и чудесных занавесей, находился кумир Святовида и его полное боевое снаряжение: меч, а также узда и седло его коня, который содержался здесь же в храме.
       Кумир имел четыре лица, смотрящие в разные стороны света и, возможно, символизирующие четыре времени года или власть бога над четырьмя сторонами света (как четырьмя ветрами) и четырьмя сезонами времени. Борода у Святовида отсутствовала, на голове – завитые кудри. По одной версии в левой руке у него был лук, по другой она упиралась в бок. В правой, божество держало выложенный разными металлами рог, поражающий своими размерами (сам кумир намного превышал человеческий рост), при бедре висел меч в серебряных ножнах.
       Кроме всего перечисленного в храме находилось священное знамя Святовида (станица), его несли впереди войска перед сражением. Как и другие военные атрибуты, знамя говорит нам, что Святовид почитался богом войны.
       Рог Святовида означал покровительство плодородию.
       Раз в году Святовид давал ответы на вопросы верующих, общаясь с ними через жреца. Праздник, по-видимому, происходил в сентябре после уборки хлеба (осенний солнцеворот - Таусень). Смысл праздника - благодарность богам, в первую очередь богу-воину Света, всаднику, прогоняющему Тьму, и прорицателю - лучезарному Святовиду, за даденный в этом году урожай (итог делам), а также гадание об урожае (итоге дел) будущего года. Таусень - диалектное название первого месяца осени. Таусень, Усень, Овсень, Осень. В этот день зачинается новый год, строятся новые планы, прорицается будущее. Весь народ собирался на площади перед капищем, действа праздника были очень многообразны. Пригонялось большое количество скота для жертвоприношений.
       Накануне праздника жрец Святовида с веником в руках входил во внутреннее святилище и, задержав дыхание, чтобы не осквернить божество, начисто выметал пол. Выметание символизировало конец года (сентябрьский стиль времяисчисления).
       На следующий день жрец брал из руки рог Святовида, который в течение года наполняли вином. Устами жреца Святовид предсказывал о плодородии в грядущем году, и если вина испарилось много, то год грозил быть бесплодным, и наоборот, если мало, то урожай будет хорошем. Прошлогоднее вино выливалось перед стопами Святовида, затем жрец наполнял рог новым и выпивал его в честь бога, прося, чтобы тот даровал людям изобилие и удачу в ратных делах. Далее жрец снова наполнял рог и вставлял его в руку божества.
       Все сообща чтили бога, а по окончании этого, вносили пирог огромных размеров (в него мог поместиться человек во весь рост). Жрец входил внутрь пирога и спрашивал у присутствующих, видят ли его? Когда ему отвечали, что нет, он обращался к Святовиду и просил, чтобы Солнце было видимым и после зимы всё вновь ожило. После окончания обрядов жрец от имени бога обещал людям всяческих благ и победу над врагами. Потом начинался торжественный всеобщий пир.
       Как было сказано выше, при храме содержали коня Святовида, белой масти. Его гриву и хвост оставляли нестрижеными. Оседлать скакуна мог только первый жрец. Сей конь, также участвовал в гаданиях, посредством него гадали перед началом военного похода. Служители втыкали перед храмом три пары копий на известном расстоянии друг от друга, к каждой паре привязывалось третье копьё поперёк. Жрец торжественно произносил молитву, затем выводил коня за узду из сеней храма и вёл на скрещенные копья. Если конь, походя через все копья, ступал сначала правой ногой, а потом левой – это считалось счастливым предзнаменованием, если же конь ступал сначала левой ногой, то военный поход в этом случае отменялся. Три пары копий, возможно, символически отображали при гадании волю богов небесных, земных и подземных (3-х царств по русским сказкам).
       Гадали также следующим образом: под вечер коня оставляли вычищенным, а утром находили его вспененным и грязным (всю ночь Святовид бьётся с врагом на своём коне). По состоянию коня и определяли, стоит ли начинать войну или нет – намечаемый поход благословлялся, только если боевой богатырский конь Святовида был в отличной физической форме. К сожалению, литературные источники не дают однозначного ответа по методике этого гадания: по одним — конь всю ночь перед гаданием находится в храме, по другим — жрец (или сам Святовид) всю ночь скачет на нем верхом.
       Храм Святовида был очень богатым, ведь он принимал не только дары, но и часть военной добычи. Арконский храм сделался главным святилищем славянского Поморья, средоточием славянского язычества.
       По общему убеждению балтийских славян, Арконский бог давал самые знаменитые победы, самые точные прорицания. Поэтому для жертвоприношений и для гадания сюда стекались славяне со всех сторон Поморья. Отовсюду доставлялись ему дары по обетам не только частных лиц, но и целых племен. Каждое племя посылало ему ежегодную дань на жертвы. У храма были обширные поместья, дававшие ему доход, в пользу его собирались пошлины с купцов, торговавших в Арконе, с промышленников, ловивших сельдей у острова Руян. Ему приносилась третья часть военной добычи, все драгоценности, золото, серебро и жемчуг, добытые на войне. Поэтому в храме стояли сундуки, наполненные драгоценностями.
       Святовид также сражался, точнее за него сражались триста всадников на белых конях, оснащенные тяжелым рыцарским вооружением. Эта дружина участвовала походах, изымая в пользу храма треть добычи. Даже иноземцы обращались в Арконский храм за предсказаниями, а властители соседних народов посылали дары. Например, датский король Свен пожертвовал храму золотую чашу.
       Арконский храм стал главным религиозным центром славянского Поморья, “седалищем идолослужения”, - так называли его папские епископы.
       Постройка города храмов и взлет языческой культуры вендского этноса был ответной мерой славянской жреческой элиты для идеологического сплочения прибалтийских славян против усилившейся экспансии сперва франкских, а затем германских и датских агрессоров, проводивших под знаменем христианизации планомерный геноцид славянского населения и изгнание его с занимаемых территорий.
       Могущество Арконы не могло не привлечь внимание иудохристианской церкви, всё более усиливавшей свои позиции на севере. Так 15 июня 1169 г. по приказу епископа Абсалона войска датского короля Вальдемара I взяли город и разрушили храм. Вскоре вся Полабия, раздираемая братоубийственными войнами лютичей (велетов) и ободритов после двухсот лет кровавой борьбы была аннексирована Германией. К XIII-XIV векам под интенсивным натиском датских и немецких крестоносцев славянские княжества Ранское, Мекленбургское, Бранденбургское и другие пали.
       Прибалтийский славянский венедский этнос прекратил своё существование, так считают многие, но даже сейчас почти в самом центре давно онемеченной земли можно услышать славянскую речь. Маленький народ “сарбы” (очень напоминает “сербы”) смог сохранить свою культуру и язык среди многочисленных непроходимых болот, и пока жив этот маленький народ, о смерти этноса говорить слишком рано.
       Святилища, подобные Арконскому, существовали также в Щетине, где стоял идол Триглава, в Волегоще, где стоял идол Яровита и в других городах.
       Святилище Триглава находилось на самом высоком из трех холмов, на которых располагался город Щетин. Стены святилища изнутри и снаружи были покрыты цветною резьбою с изображением людей и животных. Статуя бога трехглавая была убрана золотом. Жрецы утверждали, что три главы — символ власти бога над тремя царствами — небом, землею и пеклом.
       В храме складывалось оружие, добытое в войнах, и предписанная законом десятая часть добычи, взятой в битвах на море и на суше. Там же хранились золотые и серебряные чаши, которые выносились лишь в праздничные дни, из которых пили и гадали вельможи и знатные люди, позолоченные и украшенные дорогими камнями рога, мечи, ножи и разные предметы культа.
       В Щетине был и святой конь, посвященный Триглаву. Никто не мог садиться на него. Ухаживал за ним один из жрецов. При помощи этого коня совершались гадания перед походами, для чего втыкали в землю копья и заставляли коня переступать через них.
       Третьим центром язычества у балтийских славян был город Радигощ в земле ратарей.
       По описанию Титмара Мерзебургского город лежал среди большого леса на берегу Доленского озера. Лес этот считался священным и неприкосновенным.
       Внутри города, куда вели трое ворот, стояло только одно деревянное святилище, стены которого были украшены снаружи рогами зверей, а изнутри резьбою с изображением богов и богинь. В святилище стояли грозные статуи богов, одетые в шлемы и панцири, и первое место среди них занимал идол Сварожича, почитаемого всеми славянами.
       Видным святилищем был также и храм Руевита или Яровита в Волегоще (городе бога Велеса) на Поморье. Значение этого бога ясно определяется словами, которые по рассказу жития святого Отгона Бамбергского произносил от имени бога его жрец: “Я бог твой, я тот, который одевает поля хлебами и леса листьями, плодами нивы и сады. Плоды живущих и все, что служит к пользе человека, — в моей власти”.
       Руевит изображался с семью лицами на одной голове, семь мечей в ножнах были привязаны к его поясу, а восьмой держал он в правой руке.
       Изображение, функции и название Руевита указывают на то, что он был календарным богом отсчета биоритмов жизненной силы, как днями недели, так и семидневными отрезками, начиная со дня осеннего равноденствия (Рюен). Каждый день недели по представлениям древних имеет свою эмоциональную и физиологическую окраску и характеристику (свой меч и свое лицо). Отсчет биоритмов жизненной силы начинается с момента рождения человека, по женскому счету слева направо семидневными неделями и кончается смертью — меч в правой руке и череп (символы смерти).
       В восточнославянской традиции такие функции выполняет Велес, бог подземной (хтонической) жизненной силы.
       Идолу Руевита был посвящен щит, к которому никто не смел прикасаться и который выносился из храма только во время войны, причем народ либо отходил, либо падал ниц на землю. Вынос щита из храма (равнозначно раскрытию храмовых ворот) условно означал размыкание земли и излучение ею благодатных жизненных сил, способствующих победе над врагами (щит — условный символ земли).
       Идол Руевита вместе с идолами Поревита и Поренуга стоял в княжеской резиденции ранов Карентии. По известию жития святого Отгона этого же бога под именем Яровига (Геровига) чтили гаволяне, справляя в честь его особый праздник. По сведениям Титмара Мерзебургского у балтийских славян было множество храмов и богов, равное числу их волостей.
       Западнославянский арконский культ Святовида при завоевании восточнославянских земель прибалтийскими витязями получил новое название — культа Перуна или, по-простонародному, Белобога.
       Княжеская дружина как главный носитель дружинно-княжеского культа Перуна получила кастовое название русь (русь - русый, светлый, белый — по цвету кастового бога войны Перуна-Белобога, являвшегося одновременно и космическим богом светлой части суток). Земли, контролируемые княжеской дружиной, собирающей оброк или дань с населения этих земель, получили название Русская земля. А княжеские дружинники назывались русинами.
       Для восточнославянских племен, живших родовым строем, занимавшихся земледелием, скотоводством, рыбным промыслом, охотой, добыванием пушнины и меда, главным крестьянским кастовым богом был Велес — покровитель сельскохозяйственных работ, скотоводства и плодородия, и существовала отдельная каста волхвов-жрецов Велеса.
       Белобог (Перун) был знаком восточным славянам, но выполнял по сравнению с Велесом второстепенные функции как податель грозы и дождя, о чем его и молили в засушливое время.
       В отличие от прибалтийских славян, занимавшихся морским разбоем (остров Рюген) и набегами на соседей, почему они и получили летописное название варяги-русь, восточные славяне в силу их крестьянского образа жизни меньше нуждались в боге войны.
       При завоевании прибалтийскими славянскими князьями восточнославянских земель кастово-дружинный бог войны Перун-Белобог был провозглашен главенствующим, а крестьянский Велес-Чернобог второстепенным, что и было зафиксировано в текстах договоров русских князей с греками: “А Олек кляся по своему закону Перуном кумиром и Волосом скотиим богом”.
       Прежде, до организации дружинно-княжеского строя на восточнославянских землях, оба этих бога — Белобог и Чернобог — похоже были равны как бог Дня (добра) и бог Ночи (зла). Может быть, Чернобог-Велес по своим функциям бога плодородия и жизненной силы в крестьянской среде почитался выше.
       То же самое мы наблюдаем и в христианскую эпоху: крестьянский Никола-Угодник (заместитель Велеса) почитается выше, чем Илья-Пророк (заместитель Перуна-Громовержца).
       В связи с изложенным попробуем прояснить происхождение термина “Белая Русь”, прежде всего связанного с возникновением Полоцкого княжества и продвижением на его территорию арконского культа Святовида. В русской летописи под 980 годом есть запись:
       “Бе бо Роговолод пришел з замория и имать власть в Полотьсце. А ины с ним выдие Тур, а тыи в Турове, от негоже и Туровци прозвашася”.
       Примерно к этому же периоду относится завоевание немецкими рыцарями славянских земель при Генрихе I и Отгоне I (919-973 гг.). Полабские и прибалтийские славянские земли были поделены на 18 немецких маркграфств с церковным подчинением епископу Магдебургскому. Н. М. Карамзин упоминает о кровнородственных связях между поморскими и полоцкими князьями. Сами имена-прозвища полоцкого князя Роговолод и его дочери Рогнеда указывают на возможную связь с арконским культом Святовида (держащему рог плодородия в руке).
       Таким образом, можно предположить, что возникновение термина “Белая Русь” связано с вытеснением германцами из балтийского Поморья славянских поморских князей, привнесших арконский культ в Полоцк при его завоевании в 980 году.
       Важным аргументом в пользу предположенной гипотезы является обнаружение збручского идола Святовита на территории Тернопольской области.
       Продвижение Арконского культа на восточнославянские земли можно проследить по целому ряду персонажей и сюжетов восточнославянского фольклора: боевой богатырский конь белой масти в былинах и сказках, приносящий удачу и победу своему хозяину и одновременно обладающий свойствами оракула-прорицателя; упоминаемый в сказках богатырский “меч-кладенец”; волшебная уздечка (коня Святовида), обладающая свойствами удержания нечистой силы; подкова (условный символ коня Святовида), прибиваемая к дверям “на счастье” и для отпугивания нечистой силы; персонаж белого коня (иногда конской головы на палке) в рождественском обряде Коляды; святочные гадания сельских девушек о предстоящем замужестве посредством белого коня, переступающего через оглобли; изображение резной конской головы на крыше жилища, конек.
       В русских былинах иносказательным языком символов показана передача силы русскому Перуну (Илье Муромцу) от арконского Святовида (Святогора), а также от поморского Триглава (три чаши зелена вина).
       В заключение сделаем главный вывод о том, что истоки русской языческой дохристианской культуры восходят к арконскому святилищу острова Рюген, который во всех русских заговорах называется островом Буяном.


/Вернуться к содержанию/
вернуться в раздел
Томск счетчик посещений скачать