РУСЬ ВЕДИЧЕСКАЯ ВСЕЯСВЕТНАЯ ГРАМОТА НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОЕ КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ
РЕДКИЕ КНИГИ СТАРЫЕ КАРТЫ ГЛАВНАЯ Х-ФАЙЛЫ
Стр.24

       КЕМ БЫЛ ХАН БАТЫЙ?

          Продолжим читать Википедию: «Царствование Иоанна прошло в заботах о восстановлении прежней Византийской империи. Весьма важное значение имела победа Иоанна над латинянами при Пиманионе (недалеко от Лампсака) в 1224 году, результатом которой было отнятие у константинопольского правительства всех земель в Азии. Затем Иоанном в короткое время были завоеваны Лесбос, Родос, Хиос, Самос, Кос; но в попытке овладеть Кандией, а также под стенами Константинополя, Иоанн потерпел неудачу. Пока болгарским царем был Асень, Иоанн действовал в союзе с ним против латинян…» Немного…
          «История Византии» (том 3, сборник) более щедра на информацию:
          «В течение лета 1235 г. Ватац и Асень захватили у латинян большую часть Фракии. Границей между Болгарией и западными владениями Никейской империи стала река Марица в ее нижнем течении от устья почти до Дидимотики. Сильнейшая фракийская крепость латинян Цурул была осаждена Ватацем. В своих походах против латинян в 1235 и 1236 гг. союзники доходили до стен Константинополя».
          Из того же источника нам становится известно, что после марта 1237 года болгарский царь Асень расторгает союз с никейским императором, который к концу того же года, правда, восстанавливает. Интересно, в данном случае, то, что в 1237 году никейский император уже не принимает личного участия в военных действиях ни в южной Европе, ни в Азии (личное присутствие никейского императора в южной Европе, согласно данным этого источника, зафиксировано лишь в 1242 году – участие в походе против Фессалоник).
           В декабре 1237 года Батый напал на первый из русских городов Рязань, предварительно (согласно некоторых источников) разгромив Волжскую Булгарию (предков современных татар).
           Если это византийский император, то какие причины могли привести его в Русь?
           В 1237 году (предположительно апреле), вероятно, узнав о решении Асеня болгарского (отказе от союза с Батацем), Папа требует, чтобы никейский император присоединился к римской церкви, последний отказывается. Осознавая угрозу крестового похода против Никеи, оставшись без союзника, Батац должен был искать где-то подкрепление.
           Логично предположить, что за помощью император отправился к подданным единоверцам - русским князьям.
           Приняв крещение в 988 году, Русь признала духовное главенство Византии.
           Гумилев так описывал ситуацию:
           «На Руси считалось, что существует лишь один царь – Василевс в Константинополе. В Русской земле правили князья – самостоятельные властители, но вторые лица в иерархии государственности. После взятия крестоносцами Константинополя (1204) и крушения власти византийских императоров, титулом «Царь» на Руси стали величать ханов Золотой Орды».
           Орды, как государства, в 1237 году ещё не было, но кого-то же в тот период считали царём. А на этот титул, как мы уже выяснили, мог претендовать только никейский император Батац.
           О том, что принятие христианства было шагом, закрепившим политический союз, говорит и то, что Владимир в крещении принял имя Василий, в честь правившего византийского монарха. Кроме того, этот союз был скреплён браком Владимира-Василия и византийской царевны Анны.
           Сам по себе такой способ закрепления союза между двумя государствами, когда более слабое принимает религию более сильного, не единичен в истории (Ягайло, великий князь Литовский, Русский и Жемойтский в 1386 году принимает католичество и женится на польской королеве Ядвиге; принятие Узбеком ислама около 1319 года; Миндовг принимал католичество в 1251 году, Данила Галицкий - в 1255г). Правда, как только слабое государство становилось сильным, или находило более сильного союзника, оно могло опять поменять религию. Русь религию не меняла, значит, формально этот союз в 1237 году действовал.
           Как и любой политический союз, союз Руси с Византией обязывал обе стороны оказывать помощь в случае необходимости. А необходимость у никейского императора была: прежде всего, он хотел вернуть Константинополь, а для этого ему были нужны войска и обеспечение.
           О том же говорит и Новгородская летопись: «придоша иноплеменьници, глаголемии Татарове, на землю Рязаньскую, множьство бещисла, акы прузи; и первое пришедше и сташа о Нузл?, и взяша ю, и сташа станомь ту. И оттол? послаша послы своя, жену чарод?ицю и два мужа с нею, къ княземъ рязаньскымъ, просяче у нихъ десятины во всемь: и в людехъ, и въ князехъ, и въ конихъ, во всякомь десятое».
           Можно, конечно, расценить это как требование дани, но брать дань князьями, а не деньгами, согласитесь, как-то уж совсем странно, а вот в понятие «военная помощь» всё вышеизложенное укладывается. Кроме того, женитьба рязанского княжича на царевне Евпраксии тоже говорит о том, что политический союз Никеи и хотя бы одного из княжеств Руси существовал.
           Трудно судить о причинах, побудивших русских князей отказать никейскому императору, возможно, их смутила “слабость” Никеи, возможно, казалось спорным то, что Батац был наследником Византии, но, согласно Новгородской летописи, действовали они следующим образом:
           «Князи же Рязаньстии Гюрги, Инъгворовъ братъ, Олегъ, Романъ Инъгоровичь, и Муромьскы, и Проньскыи, не въпустяче къ градомъ, выехаша противу имъ на Воронажь. И рекоша имъ князи: «олна насъ всехъ не будеть, тоже все то ваше будеть». И оттоле пустиша ихъ къ Юрью въ Володимирь, и оттоле пустиша о НухлеТатары въ Воронажи».
           На что рассчитывали русские князья, отказываясь признать главенство никейского императора, мы врядли когда-либо узнаем. Последовавшая реакция цесаря, сопровождаемого профессиональными военными, была вполне предсказуемой.
           Результаты военных действий Татар на территории Руси хорошо известны. Справедливости ради признаем, что не все князья Руси отказались признать верховную власть никейского императора: например, Александр Ярославович (Невский) предпочёл «мир ссоре», о чём, похоже, впоследствии не жалел (кроме Новгорода, в котором его власть, благодаря «игу» упрочилась, он получил Владимир и даже Киев), да и Данила Галицкий, отчаявшись получить вожделённый Киев, тоже признал власть Татар.
           Интересно, что отказ Батыя продвигаться в сторону территорий Литвы и Новгорода историки мотивируют «весенней распутицей» в марте 1238 года: «Татара, взяв Торжек марта 15, весь сожгли, людей иных побили, иных в плен взяли, а за ушедшими гнались Селигерскою дорогою даже до Игнача креста, посекая люди, яко траву. И токмо за 100 верст не дошед Новаграда, возвратились, понеже стало быть тепло, боялись междо так многих рек, озер и болот далее идти» (В. Н. Татищев). Новгородская летопись переносит дату захвата Торжка на 5 марта.
           Гипотезу Татищева опровергает тот общеизвестный факт, что Ледовое побоище происходило в 1242 г. 5 апреля по старому стилю. Если лёд в начале апреля был настолько прочен, что выдерживал вооружённые дружины, то распутица в начале марта под Новгородом просто невозможна.
           Вероятнее всего, что никейский император просто не собирался идти на Новгород. Равно как и на Полоцк, Туров и Новогрудок, как и другие города, вошедшие в состав государства «Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское»(ВКЛ).
           О причинах, по которым византийский император выбрал другое направление движения, а также об Орде поговорим отдельно.
           Приведу карту (сразу принесу извинения за существенные «неточности» в северной части), для того, чтобы можно было по ней рассмотреть подробности передвижений никейского императора.
           Продолжим изучать источники:
           «В 1241 г. умер Асень. Его сын Коломан I Асень (1241—1246) утвердил мир с Ватацем.
           Он пригласил к себе для переговоров Феодора Ангела и задержал его у себя, выступив в 1242 г. в поход против Фессалоники.
           Ватац взял крепость Рентину и опустошил окрестности Фессалоники. Одновременно к Фессалонике прибыл и флот Ватаца. Но осада не состоялась. Из Пиг от сына Ватаца Феодора Ласкариса было получено известие, что монголы разгромили турецкие войска… Перед своим уходом он отправил к Иоанну его отца Феодора, потребовав от правителя Фессалоники отказа от императорского титула и признания суверенитета никейского императора. Иоанн принял условия ультиматума Ватаца и получил титул деспота.
           Разбитый монголами турецкий султан предлагал союз Ватацу. Ватац встретился с султаном на Меандре. Союз был заключен. Но монголы, сделав султана своим данником, как и правителя Трапезундской империи, на время остановили свое продвижение на запад, отправившись на Багдад» (История Византии)
           Дальше информация источников несколько отличается, но сводится к тому, что к 1246 году:
           «Он (Батац) захватил огромные территории в Северной Фракии, в Южной и Средней Македонии. Под его властью оказались Адрианополь, Просек, Цепена, Штип, Стенимах, Вельбужд, Скопле, Велес, Пелагония, Серры. Мельник сдала добровольно болгарская знать в обмен на хрисовул Ватаца, утвердившего права и привилегии города.
           В пределы Никейской империи на западе входила теперь и Веррия». (История Византии);
           «Иоанн Ватац переправился с войском на европейский берег и в несколько месяцев отнял у Болгарии все завоеванные Асенем II македонские и фракийские области. Не остановившись на этом, Ватац прошел дальше к Солуни, где царила полнейшая разруха, и в 1246 году без труда овладел этим городом. Солунское государство прекратило свое существование. В следующем году Ватацем были завоеваны некоторые фракийские города, принадлежавшие Латинской империи и приблизившие Никейского императора к Константинополю. Эпирский деспотат был приведен в зависимость от его власти. Соперников у Ватаца в его стремлении к берегам Босфора более не было». (Васильев «История Византийской империи»).
           При сравнении дат, указываемых в источниках, хорошо прослеживается тенденция – если действует непосредственно Иоанн Батац со своей армией, то Батый лично ни в каких военных действиях не участвует и наоборот, если мы читаем о завоеваниях Батыя, то в этот период никейский император «берёт отпуск», а «трудятся» исключительно его военачальники.
           В Европе ордам Батыя, после тотальных разгромов крестоносцев, реально может противостоять только мощное войско никейского императора, но даже в 1242 году им «удаётся» не встретиться на территории Болгарии. По меньшей мере, странно, если предполагать, что это разные люди.
           Немного о войсках византийских императоров.
           Википедия:
           «Византийские легковооружённые лучники и метатели дротиков использовали тактику, сходную с тактикой славянских воинов. В бою их поддерживала тяжёлая пехота. Лучшим тактическим построением считалось такое, в котором тяжёлая конница располагалась в центре, а легковооружённые конные лучники — на флангах.
           Со временем в результате длительных войн с арабским миром конные лучники были постепенно сменены конными копьеносцами. В VII—VIII вв. стандартное построение выглядело следующим образом: в центре располагалась пехота, позади пехоты — тяжёлая конница, на флангах — лёгкая конница. Во время боя тяжёлая конница выдвигалась вперёд через разрывы в рядах пехоты. Собственные части конных лучников просуществовали до IX века и были сменены впоследствии наёмниками из числа тюркоязычных кочевников.
           Наёмники, по мнению византийцев, были более надёжны и менее подвержены бунтам и мятежам. Часть этих воинов оставалась служить в войсках империи на постоянной основе, другие только временно служили императорским войскам. Наём иностранных воинов заключался с санкций центрального правительства. Наёмники служили, главным образом, в центральных войсках. Аланы поставляли Византии высококвалифицированных легковооружённых конных стрелков. Часть из них была поселена во Фракии в 1301 году. Албанцы служили, главным образом, в кавалерии и воевали на пограничье под командованием своих собственных командиров. Армяне, грузины и болгары также составляли определённый процент наёмных и союзных вспомогательных сил. Менее значительную, но заметную роль играли также бургундцы, каталонцы и критяне. Большую роль в византийских войсках вплоть до начала XIV века играли половецкие (куманские) воины, воевавшие в качестве конных лучников.
           Тем не менее, большинство легковооружённых всадников составляли наёмники из числа тюркоязычных кочевников, имевших собственную военную организацию. С середины XI века большинство наёмников в лёгкой коннице составляли печенеги. Многие из них служили в провинциальных войсках. Их основным оружием был лук. Также печенеги сражались дротиками, саблями, копьями, и небольшими топорами. Также они имели арканы для стаскивания противника из сёдел. В бою воина прикрывал небольшой круглый щит. Богатые воины носили доспехи пластинчатой конструкции.
           Помимо печенегов, в византийской лёгкой коннице служили также сельджуки. Их оружием были луки, дротики, мечи, арканы. Большинство воинов не носило доспехов. Богатые и знатные воины носили пластинчатые доспехи, были у сельджуков и кольчуги. Основной защитой простого воина был небольшой круглый щит».
           Как мы видим, византийские императоры регулярно и охотно пользовались услугами наёмников. Не был исключением и Батац. Собственная армия никейского императора не могла быть большой, но он умел привлекать союзников. Похоже, что именно этим качеством Батаца и объясняется «неисчислимость» полчищ Батыя.
           В этой части попробуем разобраться в том, каким же образом один человек был никейским императором и царём Татар, и почему такое могло случиться.
           Продолжаем изучать информацию о Татарах. Что же говорят о них источники?
           Авторы отечественных летописей характеризуют Татар как «безбожных», «поганых», «беззаконных» и «окаянных», что, увы, никак их не характеризует с точки зрения религии. Хотя бы потому, что мне не попалось ни одного упоминания о намеренном уничтожении Татарами православных христианских храмов, кроме, пожалуй, описания падения Рязани, но это явно «частный случай»...
           Более того, Татары не просто спокойно относились к православию, они даже поддерживали его, освободив духовенство от уплаты дани. Кроме того, Орда давала православной церкви ярлыки, по которым любое поношение веры и тем более разграбление церковного имущества карались смертной казнью. Тот же Берке не оказал никакого противодействия при создании на территории Орды православной Сарайской епархии. Лишь после принятия Узбеком ислама изменилось отношение Орды к православию.
           У отечественных историков вообще сложилось устойчивое мнение о веротерпимости Батыя.
           Западные же летописцы утверждают обратное, изобилуя свидетельствами о гонениях Татарами христианства:
           «[Послание Генриха Распе, ландграфа тюрингенского герцогу Брабантскому о татарах. 1242 г.] Я услышал от брата Роберта из Фелеса, что без колебания тартары эти разорили семь монастырей братьев его.
           [Послание аббата монастыря Святой Марии в Венгрии]:
           Они спят в церквях с женами своими, а из других мест, богом освященных, о горе! делают стойла для коней.
           [Послание Иордана, провинциального викария францисканцев в Польше]:
           …а места, освященные богом, оскверняют…
           Знайте же, что уже пять монастырей проповедников и две кустодии братьев наших целиком уничтожены...
           [Послание от Г., главы францисканцев (?) в Кёльне, включающее послание от Иордана и от главы в Пинске (?) о татарах. 1242]
           …они оскверняют места, освященные богом, [и] спят в них с женами, а к гробницам святых привязывают коней своих; и мощи святых отдают на съедение зверям земным и птицам небесным…» (Матвей Парижский)
           «Папа… удивляется такому огромному избиению людей, произведенному Татарами, и главным образом христиан, а преимущественно Венгров, Моравов и Поляков, которые подвластны ему…» (Иоанн де Плано Карпини, Архиепископ Антивариский).
           Попробуем найти причины столь странной избирательности в веротерпимости со стороны Батыя в истории Византии.
           Вернёмся в 1204 год, когда Константинополь был взят латинянами. Как же поступили захватчики?
           «После этого похода, вся Западная Европа обогатилась вывезенными константинопольскими сокровищами; редкая западноевропейская церковь не получила чего-либо из “священных останков” Константинополя». (Васильев «История Византийской империи»)
           «Дошло составленное греками перечисление преступлений, совершенных латинянами в святом Константинополе при взятии, помещенное в рукописи вслед за перечнем вероисповедных грехов латинян. Они, оказывается, сожгли более 10 000 (!) церквей и остальные обратили в конюшни. В самый алтарь св. Софии они ввели мулов для нагрузки церковных богатств, загрязнив святое место; туда же впустили бесстыжую бабу, которая уселась на патриаршем месте и кощунственно благословляла; разбили престол, бесценный по художеству и материалу, божественный по святости, и расхитили его куски; их вожди въезжали в храм на конях; из священных сосудов ели вместе со своими псами, святые дары выбросили, как нечистоту; из другой церковной утвари сделали пояса, шпоры и прочее, а своим блудницам — кольца, ожерелья вплоть до украшений на ногах; ризы стали одеждой мужской и женской, подстилкой на ложах и конскими чепраками; мраморные плиты из алтарей и колонны (кивориев) поставлены на перекрестках; мощи они выбросили из святых рак (саркофагов), как мерзость. В госпитале св. Сампсона они взяли иконостас, расписанный священными изображениями, пробили в нем дыры и положили на «так наз. цементе», чтобы их больные отправляли на нем естественные потребности. Иконы они жгли, топтали, рубили топорами, клали вместо досок в конюшнях; даже во время службы в храмах их священники ходили по положенным на пол иконам. Латиняне разграбили могилы царей и цариц и «обнаружили тайны природы». В самых храмах они зарезали многих греков, священнослужителей и мирян, искавших спасения, и их епископ с крестом ехал во главе латинской рати. Некий кардинал приехал в храм Михаила Архангела на Босфоре и замазал иконы известью, а мощи выбросил в пучину. Сколько они обесчестили женщин, монахинь, скольких мужчин, притом благородных, они продали в рабство, притом, ради больших цен, даже сарацинам. И таковые преступления совершены против ни в чем не виноватых христиан христианами же, напавшими на чужую землю, убивавшими и сжигавшими, сдиравшими с умирающих последнюю рубашку!» (Успенский. «История Византийской империи»)
           Как видим, причины «антипатии» никейского императора к римско-католической церкви вполне обоснованы, равно как логично и уважение, проявленное к храмам и монастырям собственной веры.
           Похоже, что римско-католическая церковь того периода относилась к православным христианам весьма предвзято. Кроме «схизматики», употребляемые латинянами термины «неверные» и «еретики» в 13 веке часто относились и к православным христианам.
           Итак, вернёмся к источникам, оставленным римско-католическими священниками, в попытке найти информацию, описывающую реальность Татар. Матвей Парижский:
           «Это сказал Петр, архиепископ Руссии, бежавший от тартар: Когда его спросили о вероисповедании [их], он ответил, что они веруют в единого владыку мира, и когда отправили посольство к рутенам, поручили [сказать] такие слова: «Бог и сын его - на небе, Чиархан - на земле».
           Об обрядах же и верованиях их сказал: «Повсюду утром они воздевают руки к небу, поклоняясь творцу… И говорят они, что предводитель их — святой Иоанн Креститель. «Они полагают и говорят, что будет у них суровая схватка с римлянами, ибо они называют всех латинян римлянами, и они боятся чудес, [так как веруют, что] приговор о будущем возмездии может меняться».
           [Послание некоего венгерского епископа парижскому епископу]
           …Я спросил, кто те, что учат их грамоте; они сказали, что это люди бледные, они много постятся, носят длинные одежды и никому не причиняют зла…
           [Послание от Г., главы францисканцев (?) в Кёльне, включающее послание от Иордана и от главы в Пинске (?) о татарах. 1242]
           …а мирных людей, которых побеждают и подчиняют себе как союзников, а именно великое множество язычников, еретиков и лжехристиан, превращают в своих воинов, возникает опасение, как бы все христианство не подверглось уничтожению…
           [Донесение о татарах, сообщенное в Лионе 130 доминиканцем Андре 1245 г]:
           Также брат, которого спросили о религии их, ответил, что они верят, что есть один бог, и имеют свои обряды, которые всеми должны соблюдаться под угрозой наказания.
           Карпини:
           «…Одним словом, они верят, что огнем очищаются во всех отношениях… более повинуются своим владыкам, чем какие бы то ни было люди, живущие в сем мире или духовные, или светские, более всех уважают их и нелегко лгут перед ними. Словопрения между ними бывают редко или никогда, драки же никогда, войн, ссор, ран, человекоубийства между ними не бывает никогда. Там не обретается также разбойников и воров важных предметов…
           Один достаточно чтит другого, и все они достаточно дружны между собою; и хотя у них мало пищи, однако они вполне охотно делятся ею между собою...
           И это люди не изнеженные. Взаимной зависти, кажется, у них нет; среди них нет почти никаких тяжебных ссор; никто не презирает другого, но помогает и поддерживает, насколько может, по средствам. Женщины их целомудренны…
           Раздоры между ними возникают или редко, или никогда…
           …Этих Команов перебили Татары. Некоторые даже убежали от их лица, а другие обращены ими в рабство; однако весьма многие из бежавших возвращаются к ним. (Что интересно, у Матвея Пражского Команы вообще отказываются воевать против Татар)»
           Теперь о самом императоре:
           «Никогда не видит человек, чтобы он попусту смеялся и совершал какой-нибудь легкомысленный поступок, как нам говорили христиане, неотлучно с ним пребывавшие. Говорили нам также христиане, принадлежавшие к его челяди, что они твердо веруют, что он должен стать христианином; и явный признак этого они видят в том, что он держит христианских клириков и дает им содержание, также пред большой своей палаткой имеет всегда христианскую часовню; и они поют всенародно и открыто и звонят к часам, согласно обычаю Греков, как и прочие христиане, как бы велика там ни была толпа Татар или также других людей; другие вожди этого не делают».
           Трудно представить, что описываемые «монгалы» не имеют к христианству никакого отношения.
           Тот же Карпини, описывая поход Батыя, сообщает: «Совершив это, они вступили затем в землю Турков, которые суть язычники, победив ее, они пошли против Руссии и произвели великое избиение в земле Руссии, разрушили города и крепости и убили людей, осадили Киев, который был столицей Руссии. Возвратившись оттуда, они пришли в землю Мордванов, которыесуть язычники, и победили их войною».
           Карпини мордванов и турков называет «суть язычники», избегая применять этот термин к русским и никак не называет Татар. Будь Татары язычниками, почему бы так и не написать: «Татары – суть язычники», но он предпочитает никак их не называть, акцентируя внимание читателя на «идолопоклоннических» элементах обрядов. Равно как и русские у него не являются ни язычниками, ни христианами, но о принятии Русью крещения по греческому обряду задолго до рождения Карпини хорошо известно (и ему самому в том числе). А никейский император и его армия не могут быть «суть язычниками» потому, что они всё же последователи христианского учения, вопреки представлениям о христианстве латинян.
           Сомнений в том, что никейский император был православным в рамках христианства, нет (в тот период император совместно с патриархом в Византии решали, какое течение христианства верное, а какое – нет), но некоторые моменты позволяют выявить особенности его верований, а, заодно, и прояснить причины, по которым римско-католическая церковь столь агрессивно относилась к христианству византийского образца.
           В этой части мы выясним, какие особенности были присущи вере никейского императора.
           Приведу ещё несколько цитат, описывающих православных христиан, но уже из другого источника:
           «… выдвигались идеалы апостольской жизни - бедность, целомудрие, милосердие, справедливость и правда.
           … тказывались от крещения маленьких детей, отрицали таинства исповеди и таинства брака,…
           … практикуют простое преломление благословленного хлеба по примеру Христа, которого они считают исключительно божественным персонажем, не имевшим ни плоти, ни крови.
           … практиковали, кроме того, для спасения душ, таинство крещения Духом Святым путем возложения рук.
           Они истово молились, соблюдали обет целомудрия, посты, были ригористическими вегетарианцами, вели аскетическую жизнь …
           Как и обычные монахи и монахини, они давали обет целомудрия, бедности и послушания, но к этому еще добавлялось ненасилие и абсолютное вегетарианство.
           Они соблюдали правила общинной жизни и собирались на совместные молитвы в определенные часы. Но, как и священники, они регулярно проповедовали и практиковали таинство спасения душ.
           … монашеские дома, со свободным входом и выходом, часто имели при себе мануфактуры. Они были очень многочисленны в городах и активно участвовали в местной экономической и социальной жизни.
           … монахи и монахини – жили в трудах и бедности, как и подобает добрым христианам, открыто, на глазах у всех, … их религиозные общины исполняли многочисленные функции (были хосписами, школами, мастерскими…)
           Принимая обеты, монахи и монахини… не порывали со своими семьями… Они не только не покидали своих родных и близких, но часто их навещали и не забывали обучать христианскому катехизису.
           Если рассматривать … клир по количественному составу, то количество женщин в нём составляло чуть меньше половины, что значительно превышает процентное соотношение между католическими монахами и монахинями. Кроме того, женщины тоже могли осуществлять роль проповедниц, и имели право и возможность спасать души – право, в котором римское папство до сих пор отказывает христианкам.
           Христианство … не использовало никакой религиозной символики. Их спиритуальность не искала Бога ни в чем видимом. Поэтому не существует ни … крестов, ни храмов, не говоря уже о разных символах, используемых эзотериками ХХ столетия.
           Если какой-нибудь верующий встречал их, то приветствовал тройной просьбой о благословении и трижды простирался перед ними в поклоне». (Анн Бреннон «Катары: христианская церковь на костре»)
           Итак, мы имеем явное сходство раннего христианства и обычаев Татар. Логично предположить, что и Батый придерживался этого направления христианства (называемого Византией православным, в отличие от римско-католической церкви, объявившей его ересью), хотя бы потому, что титульной религией государства всегда становится религия его главы.
           Теперь ещё немного информации о раннем христианстве, приверженцы которого активно преследовались римско-католической церковью в средневековье: Анн Бренон:
           «Катары были средневековыми христианами. В 12-м веке их объявили еретиками и на протяжении 13 и 14 веков подвергали жестоким религиозным преследованиям за их спиритуальность, за презрение к миру, за их взгляд на сущность монашеской жизни, противоречившие новым военизированным и теократическим тенденциям, которые стали доминировать в Церкви после грегорианской реформы».
           Рокебер:
           «Катаризм – это религия спасения, основанная на Книге Откровения. Её святым Писанием является Библия, и особенно Евангелие от святого Иоанна, а ее посланием – послание Христа и Его апостолов. Она никогда не претендовала ни на что другое, кроме как быть аутентичной формой христианства».
           Рене Нелли, специалист по катаризму, - о догматике катаров и богумилов:
           «Евангелие от Иоанна несет в себе следы дуалистических концепций. Концепции эти стали во многих случаях источником гностицизма, дававшего о себе знать еще в текстах ессеев из Кумрана в которых - как говорят издатели Иерусалимской Библии — выражается „антиномия света и тьмы, Правды и лжи, а также ангелов света и ангелов тьмы” (Белиар). Дуализм этот — очень легко уловимый, стоит нам хотя бы на минуту задуматься над этим — является одним из существенных факторов появления и развития западного катаризма. Дуализм Евангелия от Иоанна был как бы его вестником. Потому естественно, что именно в Евангелии от Иоанна — более «эзотерическом» чем прочие — катары двенадцатого века искали (и находили) обоснование собственных теорий. К нему они относились особенно набожно, потому что именно там содержится связанное с мистикой любви стремление к единству, а откровение Истины ставится в зависимость от божьей благодати. Во время церемонии consolamentum именно Евангелие от Иоанна читали вслух от места In principio erat Verbum до Gratia et veritas per Jesum Christum facta est».
           Анн Бренон:
           «Рейнские катары 1143 года противопоставляли свою истинную Церковь Божью узурпаторской Церкви мира сего римских клириков, как евангелист Иоанн противопоставлял Бога и мир. Они толковали метафору о добрых и дурных деревьях таким образом, что по плодам этих деревьев – по наследованию Христа – можно распознать истинных христиан.
           …еретики, сожженные в Кельне в 1160-х годах, были дуалистами.
           Как и богомилы, о которых сообщали греческие православные источники, катары и архикатары приписывали создание мира не Богу-Отцу, а восставшему ангелу – Люциферу, или Дьяволу – Сатане. Кстати, Эвервин де Стейнфельд, рейнский монах, был не очень шокирован акцентированием на противоположности между Богом и миром, которую провозглашали сожженные в 1143 году «апостолы», и которая коренилась в христианском дуализме.
           Пользуясь логикой схоластики, катары развили свое толкование Евангелия и отбросили принцип о „свободной воле”, тем самым отвергнув принцип, на который опирался католицизм, утверждая, что создания Божьи добровольно выбрали зло. С точки зрения катаров, все души созданы Богом и по природе своей являются благими; „избавление от зла” Христом является ничем иным, как указанием дороги к добру. Выбор зла Божими созданиями был сделан не по доброй воле, а в результате обмана и порабощения.
           Слово «катары» родилось в XII веке на Рейнских землях для обозначения еретических общин, организованных вокруг епископов. Эти христиане называли себя очень просто – апостолами...
           Появление слова «катары».
           Популярную кличку «cattier» (на языке той эпохи) – колдун, поклоняющийся коту - эрудированный клирик Экберт де Шонау, используя игру слов, переделал в слово «катары». Тем самым он навязал читателям ассоциацию со словом «чистые», как называли себя в античной древности последователи манихейской секты «катаристов». Такие игры слов в то время были в большой моде. Редко употреблявшееся в Средние века, это слово принялось у современных историков.
           В XI столетии монахи, обличающие еретиков, выдвигали им обвинения в распущенности и колдовстве. В XII столетии католические авторы уже определяют ересь как собрание догматических ошибок».
           Об общности раннехристианских верований:
           «Верования и ритуалы богомилов, очень хорошо описанные в греческих текстах, свидетельствуют об их родственной близости к западному катаризму, подробно охарактеризованному источниками следующего столетия. Вероятно, оба этих еретических движения имели общее происхождение.
           Но греческое христианство, уже отколовшееся от римского католицизма после схизмы 1053 года, не занималось преследованиями и не играло посреднической роли между властью византийского императора и еретиками. Костры зажигались по приказу императора, но не Церкви.
           И не было ни православных крестовых походов, ни православной инквизиции!
           Свидетельства о богомилах в Византийской империи появляются с XI века, и там они выглядят как собратья западных еретиков, которых с XII века начинают называть катарами. Но православная Церковь не организовывала против них политических преследований, как это делала Церковь Римская».


/Вернуться к содержанию/
вернуться в раздел
Томск счетчик посещений скачать